0

Химическое оружие

by editorСентябрь 29, 2015

 

Химическое оружие – вид ОМП, поражающий силы противника токсическим воздействием отравляющих веществ.

Что мы вспоминаем при упоминании этих слов? Большинство из читателей вспомнят лишь самую бессмысленную мясорубку ХХ века – Первую Мировую. Туманные и безжизненные пейзажи, превращённые в лунный ландшафт, наполовину затопленные окопы, толпы людей в шинелях, у которых вместо лиц – противогазы. Медленно ползущий дымок окутывает солдат, которые не успели надеть противогаз. Через минуту, задыхаясь в приступах неуёмного кашля, они будут мечтать о том, чтобы их пристрелили. Но мало кто из вас вспомнит, что за каждым выпущенным газом, за каждой порцией распылённой аэрозоли и подозрительным баллоном со знаком черепа стояла кропотливая, опасная и интересная работа химиков, которые, как ни странно, стремились сделать этот мир лучше.

Предтечи токсикологии

World_War_I,_British_soccer_team_with_gas_masks,_1916

Химическое оружие как инструмент для убийства является ровесником лука. Человек начал использовать химические вещества в войне ещё до момента появления первых трактатов по металлургии, алхимии или медицине. Наши предки, ещё не покинув пределов Африки, приучились использовать отравленные стрелы в охоте: вместо того, чтобы толпой загонять зверя, в него достаточно было лишь один раз стрельнуть из лука и просто идти по следу. Кардиогликозиды, содержащиеся в растениях рода акокантера, вызывали остановку сердца у отравленного животного.

Уабаин – растительный кардиогликозид, который используется африканскими племенами в охоте.

Уабаин – растительный кардиогликозид, который используется африканскими племенами в охоте.

С развитием первых цивилизаций появились и первые законы об ограничении использования химических веществ в войне: в индуистском священном тексте «Рамаяма» было сказано о запрете использования отравленных стрел, однако там так же прямо советовалось отравлять еду и источники питьевой воды. Однако войска Александра Македонского во время вторжения в древнюю Индию использовали все доступные на тот момент варианты химического оружия. В других цивилизациях древности такой вид оружия также был известен. Например, в трактате «Искусство войны» описывается возгонка соединений мышьяка – первое в истории упоминание газообразного химического оружия. В античной Греции воины использовали корневища зимовника для отравления колодцев.

В Европе, после окончания тёмного периода Средневековья, начала активно развиваться алхимия, а с ней активизировался поиск новых ядов. В основном изобретения касались зажигательных составов и ирритантов, позволявших отогнать наступающего противника едким дымом. Однако в лучших домах Италии действовали отравители, чьи поступки до сих пор удивляют историков токсикологии и судебной медицины.

Мышьяк на протяжении тысячи лет был королём ядов

Мышьяк на протяжении тысячи лет был королём ядов

Цельсь, пли!

Первые же проекты по производству химического оружия в том виде, в котором мы знаем его по сей день – в качестве «начинки» для артиллерийских снарядов – были известны со времён Крымской войны. Во время осады Севастополя английский инженер Лион Плейфейр (Lyon Playfair) предложил проект снарядов, которые были бы начинены какодилцианидом – производным какодила (диметиларсин). Однако его предложение было отвергнуто адмиралом Томасом Кохрейном как «оружие, смерть от которого является наиболее страшной и невообразимо мучительной». Также он заявил, наивный, что «химия никогда не должна причинять страданий ни солдатам, ни даже преступникам, приговорённым к смерти».

Пророк из адмирала Кохрейна оказался никудышным – во время американской гражданской войны мирный школьный учитель Джон Доэрти  предложил проект артиллерийских снарядов начинённых хлором. К счастью солдат, его предложение также было отвергнуто, однако вместо гуманизма, мотивацией в данном случае выступал консерватизм – генерал Джеймс Рипли решил, что лучше уж солдатам погибать от пуль – быстро, без лишних мучений и спецэффектов.

Первым препятствием на пути прогресса и последующего развития средств истребления людей в промышленных количествах стала Гаагская конференция 1899 г. – там было высказано предложение о запрете производства артиллерийских снарядов, начинённых отравляющими газами. Однако даже там раздался голос разума со стороны партера – представитель США, адмирал Альфред Мэхэн, заявил, что «нельзя ограничивать изобретательность американцев в области разработки новых видов вооружения».

И вот грянул гром: сербский студент решил начать строительство национального государства с убийства наследника трона Австро-Венгрии, и всё заверте…

Кровавый кашель

Несмотря на тонны пропаганды, убеждающей нас в существовании прусской военной машины, которая питается кровью англичан и источает иприт, первыми во время Первой мировой войны химическое оружие применили французы. На первом этапе войны химическое оружие применялось не систематически, в отсутствии чётких правил и рекомендаций. Единственным боевым наставлением было: «Как подует ветер на противника, так и открывай вентиль!». Арсенал средств также выбирался методом тыка: было опробовано не меньше сотни различных галогенированных органических соединений. Некоторые, такие, как хлорацетон и ксилилбромид, использовались с относительным успехом, в то время как остальные были либо недостаточно стойкими, либо недостаточно сильными. Сохранились воспоминания немецких солдат о первых лакриматорах – они иногда заключали пари, кто сколько сможет провести времени в зоне поражения. Отмечу также, что автор данной статьи однажды перенёс отравление подленьким летучим бром-содержащим лакриматором. Подлость его действия заключалась в том, что оседая на коже он вызывал лишь небольшое жжение, которое так и манило смыть осевшее веществом с лица. Лучше бы я этого не делал – ощущение, будто умываешься огнём.

British_55th_Division_gas_casualties_10_April_1918

Британские солдаты, получившие тяжёлое поражение слезоточивыми газами.

Однако ситуация изменилась 22 апреля 1915 года, когда во время битве на Ипре немцами впервые был применён иприт (2,2’-дихлорэтилсульфид). Общие потери обеих сторон, по разным источникам, составили до 100-120 тысяч человек. За время Первой мировой от химического оружия погибло около полутора миллионов человек.

Первую половину ХХ века можно охарактеризовать как эпоху бесконтрольного и массового применения химического оружия. Восстание в Тамбове? Залить ипритом! Эфиопы бунтуют? Залить ипритом! Курды хотят выгнать английских колонизаторов? Залить ипритом!

 Изучение кожно-нарывного действия разных концентраций иприта.

Изучение кожно-нарывного действия разных концентраций иприта.

Дрожь

Перелом в истории химического оружия случился неожиданно. Мирный немецкий химик Герхард Шрадер, работая над средствами от сельскохозяйственных вредителей, в 1937 году случайно открыл ящик Пандоры. Во время работы над инсектицидом, который позже войдёт в номенклатуру химического оружия под именем «табун», один из ассистентов Шрадера получил тяжёлое отравление парами вещества. О чудодейственном веществе было доложено наверх, в Ваффендамт – службу, в ведении которой находилась разработка и производство вооружения. Уже в 1938 году Шрадер открыл зарин, который был назван по первым буквам фамилий коллег-первооткрывателей (“Вики” утверждает: “…назвали в честь его исследователей: Schrader, Ambros,Rüdiger и Van der Linde”), а в 1944 его коллега, Ричард Кунн, будущий нобелевский лауреат, открыл зоман.

Демонстрационная боеголовка американской ракеты Honest John, видны контейнеры M139 с зарином (фотография приблизительно 1960-х годов)

Демонстрационная боеголовка американской ракеты Honest John, видны контейнеры M139 с зарином (фотография приблизительно 1960-х годов)

После войны, когда Германия была растащена на кусочки, союзникам досталась полная документация по промышленному производству немецкого химоружия. Также союзники получили секретные разработки химиков вместе с самими химиками. Так, на основе предыдущих разработок Британия в 1954 году разработала амитон, а чуть позже – известный неврно-паралитический яд VX. В СССР также велись разработки в данном направлении, и в 1963 году Леонид Соборовский, один из патриархов отечественного химического оружия, разработал вещество VR.  

 VR – наш ответ Чемберлену!

VR – наш ответ Чемберлену!

Помимо летальных соединений, послевоенная химпромышленность баловалась мелочёвкой вроде CS (орто-хлорбензальмалонодинитрил) – лакриматор для разгона демонстраций всяких хиппующих антивоенных активистов, который и по сей день не утратил своей актуальности в социально-политических дискуссиях.

У нас было 50 таблеток EA-1298, полсолонки ЕА-1729, и целое множество холинолитиков всех сортов и расцветок…

Various types of poison gas shells & incendiary smoke canisters, grenades & shells displayed at Chemical Warfare Service laboratory at Edgewood Arsenal.. (Photo by Andreas Feininger//Time Life Pictures/Getty Images)

«Игрушки» из Edgewood Arsenal (Фото Andreas Feininger//Time Life Pictures/Getty Images)

В период с 1960-х по 1970-е наступил золотой век в области разработки и тестирования новых отравляющих веществ – в тот период знания в области биохимии и органического синтеза находились на уровне, уже позволяющем «проектировать» соединения с заданными токсическими свойствами, а всякие общественные активисты ещё не встали в полный рост с требованиями «информированного согласия» и иной  макулатуры. В США действовали программы SHAD (по линии военно-морского ведомства) и «проект 112» — обе включали в себя испытание реальных образцов химического и биологического оружия на солдатах. В сети возможно найти более подробную информацию по данным проектам, которые включали в том числе и первые послевоенные испытания зарина на людях. Отдельного упоминания заслуживает эджвудский арсенал – который, по сути, по сей день является сердцем американской программы развития химоружия. Там тоже проводились довольно занимательные и интересные эксперименты на добровольцах, которые помимо испытания разных производных ФОВ, включали также первые масштабные испытания психохимического оружия – ядов-инкапасиантов, т.е. заведомо нелетальных веществ, лишь временно выводящих из строя солдат врага. Ну и что, что они перестреляют друг друга во время жесточайшего холинолитического трипа? Зато смерть наступит не напрямую от токсических эффектов самого соединения, гуманисты ликуют! Меню, которое подавали добровольцам в эджвудском арсенале, включало в себя: BZ, дитран (смесь двух высокопотентных холинолитиков), МДА, МДМА, ТКГ и его производные, ЛСД и так далее. Справедливости ради стоит отметить, что отечественные учёные не отставали – даже в современной литературе («Синтез основных лекарственных средств», Вартанян) встречаются отголоски той «двойной» направленности советской фармпромышленности. В вышеупомянутой книге, например, присутствует синтез BZ – он встречается там в виде безымянного полупродукта в процессе синтеза мирного гражданского холинолитика.

«Аналог VX, испытания которого были проведены в рамках программ эджвудского арсенала»

«Аналог VX, испытания которого были проведены в рамках программ эджвудского арсенала»

Дитран, смесь высокопотентных холинолитиков, чьи испытания были проведены там же.

Дитран, смесь высокопотентных холинолитиков, чьи испытания были проведены там же.

Программы испытания, подобные американским, также проводились и в остальных странах – где-то документы уже рассекречены, вплоть до выкладывания в свободный доступ видео с трипующими чехословацкими генералами, где-то нет.

То самое видео, с трипующими чехословаками. Им было дано задание разработать тактический план учений, будучи под ЛСД.

SOVIET RPOCTb

Что же касается СССР, то большая часть информации об отечественном химическом оружии исходит из откровений шпионов-перебежчиков, коей можно, с определённой долей скептицизма, но доверять. Остальные же источники представляют собой либо перевранное описание аварийных ситуаций на производстве, либо откровенный бред уровня «советских школьников лично Сталин кормил люизитом». Например, согласно публикациям Льва Фёдорова и Вила Мирзаянова, советский союз действительно занимался разработкой новых отравляющих фосфорорганических соединений под общим кодовым названием «Новичок».

640px-Novichok_Mirzayanov

Novichok_examples.svg

Предполагаемые структурные формулы веществ, фигурировавших в отечественной программе «Новичок»

А что сейчас?

В настоящее время, когда голос гуманистов со стороны партера раздаётся ещё громче, большая часть химического оружия запрещена.

По нормам ОЗХО все вещества, которые имеют потенциал использования в качестве химоружия, разделены на три списка:

1) В первую группу включены все вещества, которые когда-либо стояли на вооружении. Допускается их ограниченное использование в исследовательской деятельности. О любом количестве вещества, превышающего по массе 100г, необходимо сообщать в ОЗХО. Также, ни одна страна не имеет право хранить более тонны какого-либо из веществ, присутствующих в списке.

2) Вторая группа. Сюда отнесены вещества, которые являются прекурсорами или полупродуктами в синтезе ОВ, однако имеющие двойное применение. То есть вещества, которые ограниченно используются в промышленности.

3) К третьей группе отнесены вещества, являющиеся сырьём для крупного промышленного производства и имеющие широкое использование в промышленности. Например, в этом списке находится фосген и хлорпикрин. Любое предприятие, производящее более 30 тонн в год, должно быть зарегистрировано в реестре ОЗХО.

Было бы глупо полагать, что в настоящее время ни одна страна не ведёт разработку новых отравляющих веществ, если вы будете внимательно следить за публикациями на тему ФОВ и, что немаловажно, защиты от них, то при должной внимательности будете приятно удивлены – в открытой научной прессе довольно часто всплывают публикации о новых реактиваторах АцХЭ. Если есть новые реактиваторы, значит есть и новые ингибиторы. А это значит, что однажды они могут быть использованы по своему смертоносному назначению.

16-Gas-Attack-Getty

About The Author
editor