Криминалистика: начертанное кровью
Редакция: Алиса Скнар, Михаил Гусев
Оформление: Cornu Ammonis
Перевод: Таню Молчунова



Исследование брызг крови используется в судебной медицине как вспомогательный метод в реконструкции насильственных преступлений. В настоящее время предпринимаются попытки подвести научную базу под эту, зачастую субъективную, практику.



28 сентября 2000 года Дэвид Камм, бывший служащий полиции из США, штат Индиана, вернувшись домой после игры в баскетбол, обнаружил свою жену и двоих детей, пяти и семи лет, в гараже, погибшими от огнестрельных ранений. Полицейские забрали в качестве улики футболку Камма, на которой было обнаружено восемь маленьких пятен крови, и передали ее криминальному аналитику Роберту Стайтсу. Стайтс посчитал, что кровь одной из жертв забрызгала футболку во время выстрела, что делало Камма главным подозреваемым в преступлении. В первый день октября полиция предъявила Камму обвинение в убийстве.

Несмотря на возражения Камма о том, что кровь попала на его футболку, когда он держал одного из членов семьи, присяжные все равно посчитали его виновным. Он был приговорен к 195 годам лишения свободы.

Оценка пятен крови для восстановления событий насильственного преступления известна как анализ брызг крови (АБК). АБК используется для определения местонахождения и положения жертвы, используемого оружия, а также под каким углом и с какой силой был нанесен удар. Однако в 2009 году Американская Национальная Академия Наук опубликовала отчет, поставивший под сомнение многие методы, используемые в криминалистике, включая АБК. Авторы отметили, что «в целом, заключение специалиста по анализу образца пятна крови является скорее субъективным, чем научным». Публикация этого отчета значительно стимулировала исследования метода АБК.

«Это был очень тревожный звонок», — говорит Ники Осборн, исследователь в области судебной психологии в Университете штата Калифорния, в Ирвине.


Расположение брызг крови может дать экспертам важную информацию, однако ошибиться в их интерпретации довольно просто

Окровавленные кролики

Брызги крови как метод раскрытия преступлений начали изучать в конце XIX века, а начало этому положил польский врач и ученый из Кракова Эдуард Пиотровский. В своих опытах он закрывал угол комнаты белой бумагой и до смерти избивал кроликов, наблюдая, как происходит разбрызгивание крови. Одним из открытий Пиотровского было то, что кровь обычно не появляется до нанесения второго удара. В течение последующих десятилетий исследователи выяснили, что посредством измерения угла, под которым разбрызгивалась кровь жертвы, можно распознать основное положение и позицию преступника, а также вычислить местонахождение жертвы во время нападения.

Однако, несмотря на определенное развитие методики в течение прошедшего столетия, результаты АБК оставались в большей степени зависимыми от опыта экспертов, а не от понимания научных закономерностей, лежащих в его основе.

«И вплоть до последнего десятилетия, — говорит Майкл Тэйлор, исследователь-криминалист из Экологического Института в Крайстчерче, Новая Зеландия, — проводилось очень мало научных исследований, так как большинство специалистов в этой области полагались в работе лишь на свои глаза».


Проблема предвзятости

Когда Камм предстал перед судом в 2002 году, прокуроры подняли его многочисленные дела, чтобы побудить Апелляционный суд штата Индиана в 2004 году принять решение о том, что у присяжных было предвзятое отношение к нему. Затем суд снял обвинения с Камма. Когда полиция год спустя снова открыла это дело, они более досконально изучили футболку, найденный около тела 7-летнего сына Камма. Было обнаружено, что ДНК на футболке принадлежала Чарльзу Бони, бывшему заключенному, который отсидел наказание за вооруженное ограбление. Бони был приговорён к 225 годам тюремного заключения за соучастие в убийствах.

В ходе второго разбирательства по делу Камма, проходившем в 2006 году, показания экспертов в области АБК кардинально разошлись. Команда юристов Камма обратила внимание на то, что в ходе своего обучения Стайтс не сумел окончить вводный курс по АБК, и что он никогда до этого случая не проводил этот вид экспертизы самостоятельно. Однако, другие эксперты по АБК подтвердили заключение Стайтса о том, что пятна крови попали на футболку Камма, когда жертву застрелили с близкого расстояния. Юристы Камма привлекли к делу нескольких аналитиков, которые согласились с версией их клиента: кровь отпечаталась на его футболке уже после того, как было совершено убийство. О сходстве переносных и проектированных пятен крови заговорят годами позже, в 2014 году, на симпозиуме криминалистических наук в Аделаиде в Австралии, но будет уже слишком поздно. Присяжные снова признали Камма виновным. АБК не удалось повлиять на судьбу бывшего полицейского: он был приговорен к пожизненному заключению без права условно-досрочного освобождения. Однако, к этому времени те специалисты, которые внимательно следили за ходом процесса, начали сомневаться и в его вине, и в точности АБК.

В основе АБК лежит определение размеров, формы, расположения и распределения пятен крови по поверхности. Но как поступить, если не получается однозначно установить характер брызг? Вооружившись информацией из отчета Национальной Академии Наук, Тэйлор приступил к изучению надежности метода АБК в современной практике. И получил неудобные результаты.

Для того, чтобы изучить точность АБК в интерпретации характера пятен крови на твердых поверхностях, Тейлор и его команда привлекли 27 экспертов в области этой методики из Северной Америки, Европы, Австралии и Новой Зеландии. Используя донорскую человеческую кровь, команда Тейлора создала более 400 шаблонов пятен крови на различных типах твердых поверхностей, имитируя внешние признаки и характерное расположение брызг. Например, для имитации крови, разлетающейся от разных видов оружия, специально обученный человек размахивал залитым кровью гаечным ключом или слегка испачканным кровью ножом. Каждый аналитик получил по 15-16 шаблонов и задание: установить условия, при которых сформировался каждый конкретный рисунок брызг.

Но аналитики редко приходят на место преступления вслепую.

«При проведении АБК вы не можете не обращать внимания на тело, лежащее на полу, или беспорядок в доме, — говорит Осборн, сотрудник проекта Тейлора. Вы не можете работать в вакууме».

Чтобы приблизить эксперимент к реальности, исследователи приложили к каждому шаблону карточку, содержащую информацию, способную направить мнение аналитиков в сторону верного или неверного ответа. В одной из таких карточек полицейские обнаруживают труп 23-летнего мужчины со множественными следами избиения в темном переулке у ночного клуба. Впоследствии они обнаруживают пятна крови на двери клуба. Владелец заявляет, что не видел нападения, и вышел наружу после того, как мужчина скончался, а пятна крови оказались на двери клуба из-за того, что жертва кашляла кровью. Другими словами, данные из этой карточки должны заставить эксперта рассматривать версию об экспираторном происхождении брызг как наиболее вероятную.

Команда Тейлора выяснила, что в среднем в 13% случаев аналитики неправильно классифицировали шаблоны. Однако частота ошибок снизилась до 8%, когда карточки помогали аналитикам выбрать правильный ответ, и подскочила до 20%, когда «анамнез» в такой карточке был неверным.

Команда Тейлора предполагает, что привлечение двух опытных специалистов для интерпретации результатов поможет справиться с такой предвзятостью. Один из них пойдет на место преступления для сбора информации по делу и составления заключения, другой будет смотреть фотографии с места преступления без какой-либо сторонней информации.

«В лучшем случае, их мнения совпадут, — говорит Тейлор, — однако, если будут какие-либо расхождения, то потребуется дальнейшее изучение».


Количественная оценка АБК

В июне 2017 года на встрече Международной Ассоциации по анализу образцов пятен крови в Яхранке, Польша, Дженнифер Гест представила свои выводы о том, как имитировать образцы пятен крови, возникшие в результате ранения артерий — ран, из которых кровь бьет струей, очень любимых кинорежиссерами. Гест, ученый-криминалист из Гринвичского Университета, Великобритания, говорит, что в настоящее время опытнейшие аналитики прикладывают максимум усилий, чтобы узнать, как ведет себя кровь, брызжущая из артерии. Но будет ли влиять, например, размер раны? А как насчет вида одежды, в которую одета жертва? Подобная информация является ключевой, когда необходимо определить, является ли человек, испачканный кровью, стоящий в двух метрах от жертвы с ранением артерии, невиновным свидетелем или подозреваемым в убийстве.

Гест разработала реалистичную модель человеческой кожи и ткани, которая позволит аналитикам проверять образцы, полученные от специфических ран. Ее команда работает с компанией, производящей искусственные кровеносные сосуды различных размеров, которые встраиваются в подушечку из искусственной кожи и подкожного жира. Гест делает разрез до слоя ниже артерии, чтобы создать рану, а затем использует насос для создания импульса, выбрасывающего кровь из тела.

«Образцы с артериальной кровью, как правило, большие, — говорит Гейст, — и отражают биение сердца».

Ее работа все еще находится в начальной стадии, однако Гест уже удалось продемонстрировать, что с помощью такой системы можно имитировать характерные черты брызг крови.

Исследование Гест — это только одна грань гораздо более широкого процесса по количественной оценке способов разбрызгивания крови. В конечном счете, исследователи надеются автоматизировать весь процесс исследования и интерпретации.

«Для работы подобных распознающих образцы систем, — говорит Тейлор, — потребуется переработать терминологию АБК». Термины, ныне использующиеся для описания образцов пятен крови, такие как «брызги» или «отпечаток», связаны с причиной повреждения, объясняет Тейлор. В основу нейтральной системы классификации должны быть положены в первую очередь внешние характеристики образца, и лишь потом — их возможная интерпретация. С этой целью Равишка Артур, аспирант Оклендского Университета, Новая Зеландия, изучающий АБК под руководством Тейлора, работает над определением и описанием особенностей образцов пятен крови, включая их спрямленность, интенсивность цвета и угол попадания крови на поверхность. «Эти значения затем могут быть использованы в автоматизированной системе», — говорит Артур.


Ограничения АБК

Когда исследователи, вдохновленные делом Камма, изучали сходства между отпечатанными пятнами и брызгами от высокоскоростного воздействия, они обнаружили, что кровь, стекающая по ткани, может оставить за собой след в виде маленьких капель. Когда эти капли контактируют с другой тканью, например, когда человек в отчаянии берет на руки труп своего родственника, появившиеся в результате следы практически не отличаются от исходных.

«Это неудивительно», — говорит Стивен Михельсен, исследователь полимеров в Государственном Университете штата Северная Каролина в городе Роли, который не участвовал в изучении капель крови или дела Камма. Ткань состоит из множества нитей и производится с помощью различных методов обрабатывающей промышленности. Например, спортивная одежда, разработанная для того, чтобы убирать влагу с вспотевших частей тела, может перемещать кровь в неожиданные места. А как только люди возвращаются домой, они чистят ткань различными моющими средствами. Они могут надеть вещи несколько раз, прежде чем снова их постирать. Волокна одежды изнашиваются. «Если кровь находится на прочной, не впитывающей поверхности, — мы в хорошей ситуации», — говорит Михильсен. «Если кровь находится на впитывающей поверхности, что касается практически любого типа одежды и обуви, то забудьте об этом».

На самом деле, когда Тейлор продолжил изучать достоверность АБК на тканях, эксперты начали ошибаться гораздо чаще — в среднем в 23% случаев. «Мы всегда стараемся получить как можно больше информации из любого пятна, — говорит Михельсен. Вопрос в том, как далеко мы можем зайти, прежде чем выйдем за рамки наших знаний».

В 2009 году Верховный Суд штата Индиана запросил повторное слушание по делу Камма: на этот раз, поскольку сторона обвинения могла повлиять на решение присяжных, предположив, что Камм мог сексуально домогаться своей дочери. На третьем слушании по делу Камма в 2013 году пятна крови на его футболке снова вызвали вопросы. Роберт Шелер, ученый-криминалист, который проводил тестирование ДНК для идентификации жертв теракта 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, отметил, что пятен было слишком мало, чтобы сделать четкое заключение, а анализ доказательств был неточен. «Дело Камма было от начала до конца построено на доказательствах, связанных с пятнами крови, — говорит Михельсен. Однако добавляет: Ткани — сложный материал».

На сей раз присяжные признали Камма невиновным. Он пробыл в заключении 13 лет.