Разрушение Вавилона
Автор: Никита Аверкин
Редакция: Елена Бреславец

Разрушение Вавилона

Как уничтожили генетику в СССР

Николай Иванович Вавилов
Николай Иванович Вавилов


Чаще всего объяснять, кто такой Н. И. Вавилов, нет необходимости, ибо человек такого ранга в представлении не нуждается. Тем более что большинство тех, кто прочтет эту статью, усиленно изучали биологию в школе и университете. Стало быть, не знать такого гиганта науки просто не представляется возможным. Исходя из этого факта, автор начинает без вступительных, вводных, по мнению многих, возможно, необходимых перечислений всех открытий и всех занимаемых Николем Ивановичем должностей.

Поэтому давайте перенесемся на восемьдесят лет назад. Вспомним, каким образом такой почтенный господин, как Николай Иванович Вавилов, умудрился умереть в тюремной больнице от алиментарной дистрофии. Для того, чтобы сделать это, необходимо знать годы жизни Вавилова, а именно: 1887–1943 года. Да, смерть Николая Ивановича приходится на время ВОВ, а значит, и на сталинское время правления СССР. Казалось бы, здесь можно и остановиться, ибо в тот период не было ничего особенного в том, что академики, доктора и кандидаты наук, сильнейшие умы, люди с мировым именем содержались в тюрьме просто по сфабрикованному в НКВД делу. Однако в случае с Вавиловым есть одна особенность. Безусловно, даже если бы этой особенности не было, то, вероятно, рано или поздно он все равно отправился бы «на нары». Только вот и наследие его оказалось бы в несколько раз масштабнее оставленного им в 1943-м. Особенностью, о которой читатель уже догадался, является некто товарищ Трофим Лысенко.
Трофим Денисович Лысенко
Трофим Денисович Лысенко


Истинно печальным остается тот факт, что вместе с воспоминанием об академике Вавилове невозможно обойтись без упоминания о ханже Лысенко с его шайкой-лейкой, так называемых лысенковцах; без упоминания о невеждах, главной заслугой которых явилось убийство генетики в СССР.

История началась с того, что юный агроном Трофим, работая на селекционной станции в Азербайджане, напечатал большую работу «Влияние термического фактора на продолжительность фаз развития растений», которая заинтересовала директора Всероссийского Института Растениеводства (дальше «ВИР») Николая Ивановича Вавилова. Опираясь на эту работу, Лысенко предлагал, как ему казалось, новую агрометодику под названием «яровизация» (агротехнический прием контролируемого охлаждения семян перед их посевом, позволяющий сократить сроки вегетации растений и, в отдельных случаях, обеспечить их вызревание в более холодном климате). Николай Иванович пригласил Трофима выступить в ВИРе с докладом о своем открытии. Надо отметить, что Вавилов всегда помогал способным, по его мнению, селекционерам и агрономам. Примером может послужить известность Ивана Владимировича Мичурина, с чьим именем, кстати, будет в дальнейшем связано целое псевдонаучное направление в биологии — «мичуринская агробиология», созданное Лысенко и к самому И. В. Мичурину имеющее весьма посредственное отношение.

В 1929 году товарищ Лысенко впервые выступил в ВИРе, однако произвести впечатление на лучших ученых страны Трофиму не удалось. Ученые заявили, что о холодном проращивании растений уже известно и что методику сию предлагали уже в США. Однако Вавилову симпатизировал тот факт, что Лысенко, не осведомленный о научных достижениях мира, пришел к «яровизации» собственными мозгами. Спустя десяток лет приверженцы «мичуринской агробиологии» напишут, что так Лысенко первый раз встретился со своим врагом.
Трофим Денисович Лысенко после избрания его в 1934 г. академиком Всеукраинской академии наук Трофим Денисович Лысенко после избрания его в 1934 г. академиком Всеукраинской академии наук

В 1930 году Николай Иванович открыл институт генетики. Чуть позже Лысенко. несогласный с научными открытиями этого института и рядом других открытий, признанных во всем мире, создает «новое» направление в биологии, о котором говорилось выше — «мичуринская агробиология»: абсолютно псевдонаучная «абракадабра», собравшая в себя опровергнутые предположения Ламарка и Мичурина. Сейчас смешно разбирать основные тезисы этого направления, ибо достаточно упомянуть одно лишь отрицание значения хромосом как носителя наследственности и ДНК как вещества наследственности, после чего во рту остается гнилостное послевкусие.

В 1937 году Трофим Лысенко всё с той же темой яровизации выступил в Москве на втором съезде колхозников-ударников в присутствии самого товарища Сталина. Трофим не забыл, что в 1929 году из видных ученых никто не хотел поддерживать его агрометодику, и доложил, что современная наука занимается лишь теорией, ничего не доводя до практики в тот момент, когда от нее требуется исключительно практический выход. В этой связи яровизация, декламируемая Лысенко, предлагалась для внедрения в массовое производство. В середине такой речи Сталин встал с криком: «Браво, товарищ Лысенко, браво!». С этого года Лысенко становится основной ученой фигурой СССР. Так начинается травля Вавилова и прекращение развития генетики.

Методики «разрушения Вавилона», как тогда было модно говорить, были разнообразными. С постоянной периодичностью в НКВД забирали работников ВИРа на допросы, которые нередко заканчивались тюрьмой, а то и расстрелом. Самого Николая Ивановича истинно арестовывать не решались — слишком необъятная была еще фигура для страны; впрочем, это не помешало пригласить его на допрос и запретить более выезжать за пределы СССР, а ведь Николай Иванович до этого частенько выбирался на различные всемирные конференции. Более того, руководство СССР отказывало Вавилову в проведении всемирных конференций и внутри страны. Всероссийский (ранее всесоюзны) институт растениеводства имени Н. И. Вавилова - "Вавилон", как его недобро называли в те времена.
Всероссийский (ранее всесоюзный) институт растениеводства имени Н. И. Вавилова — «Вавилон», как его недобро называли в те времена

Нелюбовь к Вавилову исходила с самых «верхов». Об этом говорит весьма примечательная ситуация. На одном из съездов селекционеров, агрономов и прочих присутствовал Сталин. Он выслушал доклад Трофима Лысенко, а в момент, когда к трибуне подошел Николай Иванович, демонстративно встал и покинул мероприятие. Вавиловцам перекрыли дорогу к публикациям научных статей, поскольку пока авторитет Вавилова снижался, Лысенко возвышался. В его же руках и сконцентрировались издательства всех научных журналов, в которых шла активная пропаганда псевдонауки «мичуринской агробиологии». Аспирантов ВИРа, где Вавилов еще оставался руководителем, заманивали на сторону лысенковцев. Им обещали хороший заработок и карьеру, отчего многие невежественные молодые «ученые» перебирались на сторону ханжества и лицемерия. Также не допускались к защите диссертации на тему генетики, написанные под руководством Н. И. Вавилова. А параллельно всему этому продолжались бесконечные аресты, аресты, аресты...

Вся эта травля напоминает шахматный эндшпиль, в котором у одной стороны есть только король, а у другой — король, ферзь и две ладьи. Ясное дело, бороться против такого арсенала одной фигуркой бессмысленно: любой начинающий шахматист поставит мат одинокому королю. Однако есть игроки, которые передвигают обреченного короля, что называется, «до последнего», до тех пор, пока его не заматуют. Надежда ли на выход времени соперника или на пат заставляют играть до конца? Возможно, черта характера — «никогда не сдаваться». Вавилов оказался именно таким игроком.

В 1940 году Николай Иванович выпросил у «верхов» экспедицию в Киев. За день до поездки в стенах родного института его встретил Лысенко, сообщив об отмене защиты еще одной диссертации, написанной под руководством Вавилова. Николай Иванович вспыхнул, возможно, единственный раз позволил себе повысить голос на оппонента — развязался скандал. Спустя несколько дней, уже во время экспедиции, на Украину за Вавиловым приехал черный автомобиль и забрал его на долгие три года унижений и мучений.
 Академик АН СССР Трофим Лысенко объявляет генетику лженаукой на сессии ВАСХНИЛ, Москва, 1948 г.
Академик АН СССР Трофим Лысенко объявляет генетику лженаукой на сессии ВАСХНИЛ, Москва, 1948 г.

Источники:

1. Колчинский Э. И. «У нас в ВАСХНИЛ происходят бои за марксистскую методологию»: Партийная организация ВАСХНИЛ в 1930–1931 гг. // Историко-биологические исследования. — 2013. — Т. 5. — № 1. — С. 39-53.

2. Голгофа. Архивные материалы о последних годах жизни академика Вавилова (1940—1943) // Вестник Российской академии наук. — Т. 63. — № 9. — 1993 год.

3. Марк Поповский "Дело академика Вавилова", Москва, "Книга", 1991г