А нужно ли медицинским проектам оно, Сколково?
Автор: old.medach.pro

В надежде на кластерное развитие

В сознании многих россиян Сколково осталось островком серой экономики, местом, где бесследно пропадают деньги, совершенно бессмысленным и бесперспективным. Сколково расположено в Московской области, очень близко к МКАД. Этим, пожалуй, все сказано об инфраструктуре этого технопарка и её потенциале. Ну, то есть он большой – крупнейшие университеты, банки, аэропорты, вокзалы, дороги и инвесторы под боком. По официальным прогнозам, к 2020 году на площади 2,5 млн. кв. м. будут жить и работать более 25 тысяч людей, бюджет вложит 125,2 миллиарда рублей (как планируется с августа 2013), причем не менее 50% затрат на создание Сколково должен понести частный сектор.

Почему у нас не было кремниевых долин

Особые экономические зоны (ОЭЗ) и технопарки создаются для того, чтобы стимулировать бизнес. Как свидетельствует мировой опыт, наиболее удачные из них обладают следующими чертами: профильность, относительно небольшая территория, на которой резидентов (местных предпринимателей и компаний, занимающихся бизнесом) проще проверять и контролировать, регулирование развития территории властями, близость к мегаполисам и финансированию, близость к университетам, развитая инфраструктура, особый налоговый режим и возможности государственного софинансирования, а также условия для кластерного развития. Кластер – экономический клубок из производителей, поставщиков, научных центров, вузов, банков, совместной работой повышающих эффективность каждого участника и успешность кластера в целом. Так почему в России нет силиконовых долин, хотя уже есть определенные успехи в создании ОЭЗ? Пусть вас не собьет с толку слово «ОЭЗ», инструменты стимулирования бизнеса те же, что и в технопарках, индустриальных парках, бизнес-парках, бизнес-инкубаторах, как только не называют эти, по сути, разновидности особых экономических зон. Итак, все очень просто. Все началось в июле 2005 года, а именно с принятия закона об особых (профильных) экономических зонах (№116-ФЗ). Нет, не то что бы в девяностые и нулевые ОЭЗ не было, но тогда этот статус получали целые области, например Магаданская, которые становились «черными дырами» на неопределенный срок и о каком-то существенном успехе не было и речи (сейчас установленный срок существования ОЭЗ это 20 лет, чувствуете разницу?). Но 22 июля 2015 страна сделала шаг к удачной мировой практике, и в этот раз очевидного провала не было, появились успешные в чем-то зоны, в Калуге даже произошло так называемое «экономическое чудо», и цифры заговорили о положительной динамике развития отраслей. Кстати, в 2013 году Россия вышла на третье место по прямым (то есть не спекулятивный капитал) иностранным инвестициям (перед ней США и Китай),  и это не Россия обнаружила, а международная организация UNCTAD. Но это отдельная сложная тема, вернемся к подмосковному Сколково. На бумаге оно появилось в 2010 году, потом даже что-то построили и появились первые резиденты.

А можно мне налоги не платить?

Для любого бизнеса доходы и прибыль не могут быть не важными, именно поэтому в самых уязвимых отраслях экономики без специальной политики государства может начаться кризис. Часто это касается высокотехнологических отраслей. Как может помочь руководство страны: или дать деньги (или то, что покупается на них), или меньше их взять в виде налогов и сборов. В Сколково таможенные пошлины и НДС, уплаченные теми, кто ведет высокотехнологичный бизнес в этом технопарке (а не любой бизнес, кстати, в России в ОЭЗ запрещено, например, производить алкоголь и табак), так вот, эти деньги государство возвращает субсидиями из федерального бюджета. Какие льготы по налогам и взносам есть у резидентов Сколково? Налог на прибыль – 0% для инновационных компаний в первые десять лет деятельности компании (базовая ставка по России 20%)! Налог на имущество – 0% на недвижимость для инновационных компаний бессрочно (базовая ставка по стране до 2.2%). Земельный налог – 0% для инновационных компаний бессрочно (базовая ставка до 1.5%). Страховые взносы во внебюджетные социальные фонды – 14% для инновационных компаний в первые десять лет их работы (базовая ставка по России – аж 34%). А вот что нам расскажет о налогообложении в Сколково www.glavbukh.ru: «создание центра «Сколково» представляет собой, по сути, особую форму партнерства государства, бизнеса и науки, реализация проекта осуществляется в целях развития исследований и разработок в отношении энергоэффективности и энергосбережения, ядерных, МЕДИЦИНСКИХ, космических, а также стратегических компьютерных технологий.… При этом требование, которое в наибольшей мере сужает круг претендентов на налоговые льготы, – необходимость осуществлять исключительно исследовательскую деятельность по заранее оговоренным направлениям». Портал www.glavbukh.ru очень внятно комментирует специфику ведения бухгалтерского учета в Сколково, информация лежит в открытом доступе. А еще он рассказывает, почему выгодно сделать исследовательское подразделение холдинга именно там. «Наиболее оптимальным способом использования сколковских льгот в налоговом планировании представляется следующий. Структурное подразделение российской компании, занимающееся НИОКР, к примеру, в сфере энергоэффективности (или, к примеру, в медицине), выделяется в отдельную компанию. Которая становится резидентом проекта «Сколково». В эту компанию переводятся все специалисты, имеющие маломальское отношение к подобным исследованиям. С тем, чтобы экономить на страховых взносах. А также передается имеющаяся хоть какое-то отношение к соответствующим разработкам» недвижимость. «В дальнейшем эта компания осуществляет НИОКР и реализует их результаты либо третьим лицам, либо дружественной компании, в обоих случаях не уплачивая НДС и налог на прибыль». Так как для резидентов доступны только исследования, «для холдинга будет актуален вопрос реинвестирования сэкономленных средств в основной вид деятельности (реинвестирование – это повторное вложение капитала для увеличения сделанных инвестиций). Вероятнее всего, это придется делать способами, не связанными с предпринимательством. Например, через распределение дивидендов либо с помощью безвозмездной передачи от дочерней компании материнской».

Сколково и медицина

Медицина в Сколково вынесена в биомедицинский кластер. Правительство Москвы намерено подписать с Фондом «Сколково» договор аренды 50-ти гектаров, на которых планируется создание Международного медицинского кластера (ММК), пишет http://old.www.pharmvestnik.ru/ в конце января, ссылаясь на министра правительства Москвы, руководителя департамента городского имущества Владимира Ефимова. По предварительным оценкам, до 150 тысяч россиян ежегодно отправляются на лечение за границу и получают там медицинские услуги на сумму от 800 млн долларов до 1,5 млрд долларов, пишет издание. Когда в Сколково появится Международный медицинский кластер, иностранные компании смогут оказывать услуги на территории РФ без дополнительной сертификации по упрощенной процедуре применения иностранных лекарственных средств и методов лечения, сказал чиновник. И как там планы с ММК с тех пор? Комитет Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству рекомендовал депутатам принять во втором чтении законопроект о создании международного медицинского кластера на территории Сколково, написал www.klerk.ru 15 мая (первоисточник информации http://old.www.komitet2-7.km.duma.gov.ru/). «Как сообщает пресс-служба Госдумы, законопроектом вводится ответственность участников кластера в соответствии с законодательством РФ за причинение вреда здоровью. Вводится ограничение для иностранных компаний — они могут быть только из государств, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Это большинство развитых стран, в том числе те, куда россияне наиболее часто уезжают лечиться: Германия, Израиль, США, Франция, Австрия, Великобритания, Италия, Испания, Канада», написал бизнес-портал. Чтож, по крайней мере, вводят правила игры, что вполне соответствует принципам успешного развития ОЭЗ. Как сообщается, в рамках кластера возведут клиническо-диагностический многопрофильный центр со стационаром и центром онкологии, детским стационаром и перинатальным центром, а также клиниками нейрохирургии, ортопедии и кардиологии. 26 июня Совет Федерации одобрил строительство международного медицинского кластера на территории «Сколково», сообщает РИА Новости. Кстати, закон предусматривает возможность лечения пациентов на территории медицинского кластера в рамках системы обязательного медицинского страхования (ОМС). А кстати, кто они, сколковцы-медики? Участники биокластера: https://sk.ru/foundation/biomed/p/participants.aspx, это онкология, оборудование, лечение гепатита С,  «адресные» лекарства против тяжелых ран, титановые 3D-импланты, кардиология, диагностика для выявления паразитов, робот для лапароскопии, наркология, криомедицина, прибор для анализа  колебаний тонуса микрососудов кожи, хирургия и еще ряд направлений. Инвесторы и другие партнеры: https://sk.ru/foundation/biomed/p/partners.aspx, посмотрите, там есть AstraZeneca, МГМУ, Моники и другие интересные юридические лица.

Не ошиблись ли страной?

Уже было сказано, что Россия была на третьем месте по прямым иностранным инвестициям в 2013 году. В исследовании EY (международная консалтинговая компания со штаб-квартирой в Лондоне) говорится, что в 2013 году Россия впервые вышла на третье место по инвестиционной привлекательности после США и Китая. Приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) достиг 71 миллиарда евро, что на 83% выше показателя 2012 года (в 2012 году объем ПИИ в Россию сократился на 16,5%). Россия обошла Великобританию, Францию, Германию, Сингапур и Бразилию, также на 2% увеличилось количество созданных за счет прямых иностранных инвестиций рабочих мест, процитировала данные Российская Газета. Оценка UNCTAD была около $63 млрд. Конечно, затем в экономике России начались свои проблемы, настолько разносторонние, что разбирать фундаментальные внутристрановые факторы, просчеты политики, влияние мировой экономики в рамках этой статьи не представляется возможным. Невзирая на то, что наша Родина тяжело болеет голландской болезнью, по итогам 2012-го 32% накопленных прямых иностранных инвестиций были в обрабатывающей промышленности, а 52% – в сфере услуг, и едва ли в 2013-м наметился резкий перелом в сторону добычи сырья, на которую приходилось менее 15% от накопленных ПИИ (цифры приведены по данным Росстата в книге Ерошкина А.М., Мозиаса П.М. Прямые иностранные инвестиции в России: от точечной модернизации к стабильному развитию. М., 2013. С. 90.). В 2014 году «flows to transition economies more than halved to US$45 billion as regional conflict, sanctions on the Russian Federation, and negative growth prospects deterred foreign investors (especially from developed countries) from investing in the region», сказала UNCTAD, то есть приток в развивающиеся страны в целом в 2014-м снизился более чем в два раза из-за региональных конфликтов, анти-Российских санкций и общего замедления темпов экономического роста (http://old.unctad.org/en/pages/newsdetails.aspx?OriginalVersionID=920&Sitemap_x0020_Taxonomy=UNCTAD). По оценкам UNCTAD приток ПИИ в Россию упал на 70% в 2014-м до $19 млрд. Естественно, в российском здравоохранении не все так хорошо, как могло бы быть, это ощутимо для жителей страны, это же прослеживается и в докладах международных организаций (например, статистика OECD, то самое ОЭСР, - http://old.www.oecd.org/els/health-systems/Briefing-Note-RUSSIAN-FEDERATION-2014.pdf), ситуация усугубляется стагнацией экономики в последние три года, начавшейся рецессией. Но в последние пять-десять лет были определенные успехи в отечественной фармакологии, сопряженной с медициной области, не обошлось без  федеральной программы «Фарма 2020», запущенной в 2010-м (постановление правительства от 15 апреля 2013 года №305). Сразу после того как программа была принята, ряд иностранных компаний инвестировали в строительство собственных заводов или производство на мощностях партнеров, стали заключать лицензионные соглашения для сбыта продукции на российском рынке. В апреле 2014 экономический журнал «Эксперт» написал, что, вероятно, мы овладеем половиной рынка лекарств раньше намеченного срока — 2020 года, но более сложная задача кроется в насыщении рынка собственными инновациями. Иностранные фармацевтические компании начали приходить в Россию еще в 1990-х, но тогда это были единичные и скорее имиджевые проекты, сообщило издание. Новый импульс компании получили в 2005 году. с введением программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), когда государство выделило дополнительно 50 млрд руб. для бесплатного предоставления лекарств льготникам, стало очевидно: Россия готова покупать более дорогие лекарства Примерно в это же время начала обсуждаться программа “Фарма-2020”, и иностранные компании стали всерьез задумываться над локализацией, сообщил «Эксперт» со ссылкой на Николая Демидова, руководителя аналитической компании «IMS Health Россия и СНГ». Было два основных направлений локализации: строительство собственного завода (либо покупка национальных компаний) или контрактное производство на заводах местных компаний. Строительство заводов осуществлялось, прежде всего, компаниями, производящими дженерики, однако был и ряд исключений. Как пишет «Эксперт», одной из первых, в 2005 году, немецкая STADA стала приобретать российские предприятия — «Нижфарм», «Макиз-фарму», «Скопинфарм», «Хемофарм». Компания Sanofi стала первой международной компанией из пятерки мировых лидеров, запустившей в России производство высокотехнологичных биопрепаратов последнего поколения: в 2010 году она купила завод, который перешел на полный цикл производства летом 2013-го. Инвестиции в производство в России начали осуществлять Servier, Nycomed, Krka, Berlin Chemie, Novo-Nordisk, AstraZeneca, Novartis, в том числе в рамках СЭЗ (например, Калужская область). По словам Демидова, в отрасли наступает новый этап: компании начинают переводить в Россию производство инновационных препаратов. Об этом говорят представители лидеров мировой фармы, портфели которых в основном формируются из инновационных лекарств, а их заводы на территории России вот-вот войдут в строй или начнут работать на полную мощность. По данным «Эксперта», в 2007 году, когда разрабатывалась «Фарма-2020», доля российских лекарств на рынке составляла лишь 17%, a на середину 2014-го она достигала 45%, причем 30% - на локальное производство готовой формы. Российский фармацевтический рынок вырос почти вдвое с 2008 года до 1 трлн руб. в 2014-м, как сообщило издание (http://old.expert.ru/expert/2014/15/zdorove-mestnogo-rozliva/). Подводя итог, хотелось бы добавить: нравится бизнес в сфере медицины других стран – изучайте его основы. И вообще, основы бизнеса, пусть даже сделать совсем кальку не получится. У нас тут нет особого магнетизма, хотя глобализация мировой экономики рано или поздно все равно не оставит России выбора, и всё новые лидеры медицины будут приходить на наш большой рынок. Все упирается в то, сколько мы собираемся ждать.   Автор: Лесина Евгения