Не выходи из комнаты
Автор: Елена Лисицына
Редакция: Алиса Скнар
Оформление: Ирина Ивченкова


Наверняка каждый из нас хоть раз в жизни, просыпаясь ранним утром, когда за окном темно и холодно, задумывался о том, как прекрасно было бы остаться дома, никуда не пойти и вообще бросить работу, стать фрилансером и больше никогда не покидать пределов квартиры. Все эти мысли рассеиваются за чашечкой крепкого утреннего кофе, но что если у вас просто не было бы возможности покинуть пределы вашего дома и при этом остаться в живых?

В 1971 году, спустя 43 года с момента создания в университете Нотр-Дама первой лаборатории по изучению гнотобионтов, в один из непримечательных осенних дней в городе Хьюстон, Техас, родился мальчик, которого назвали Дэвидом. Эта история могла остаться такой же непримечательной, как и тот осенний день, но ей суждено было тесно переплестись с идеями гнотобиотического существования, а правда и вымесел в ней слились воедино, и идеи писателей-фантастов о «капсуле», в которой можно прожить всю жизнь, вдруг стали реальностью. Все дело в том, что у Дэвида практически отсутствовал иммунитет, о чем врачи догадывались еще до его рождения.

У благочестивых католиков Веттеров уже росла дочь, но это лишь подогревало их мечты о сыне-наследнике. К сожалению с 50 % вероятностью мальчики, рожденные в этой семье, были обречены на гибель, но выяснилось это только с рождением старшего брата Дэвида. Он прожил всего лишь семь месяцев, а причиной его смерти стало заболевание, позже названное тяжелым комбинированным иммунодефицитом. Еще до рождения Дэвида врачи предполагали что он, как и брат, окажется болен, но убедили семью в легком решении проблемы путем пересадки костного мозга от старшей сестры.

В Хьюстонской больнице Святого Луки тщательно подготовились к рождению Дэвида: в операционной, где его извлекли путем кесарева сечения, были созданы абсолютно стерильные условия, а для самого новорожденного был сконструирован специальный пузырь из поливинилхлорида, в котором мальчику и суждено было прожить всю жизнь. До этого момента возможность столь длительного существования живых организмов в полностью стерильной среде тщательно изучалась только на лабораторных животных, а потому свидетели тех событий не исключают, что врачи намеренно убедили родителей оставить ребенка.


Был ли это умысел или самонадеянность, но в какой-то момент все пошло не так, и обещанная трансплантация оказалась невозможной, поскольку костный мозг старшей сестры оказался не подходящим для мальчика. Врачами было принято решение оставить Дэвида жить в пузыре. Мальчик стал знаменитостью, посетить его считали за честь выдающиеся политические и культурные деятели, но разве это то, что нужно ребенку? Из-за жизни в замкнутых условиях и недостатка общения он становился раздражительным, замкнутым и однажды проколол забытой врачами иглой свой «пузырь». Врачам пришлось рассказать ему о существовании микробов и о том, как они опасны для его здоровья, и всю оставшуюся жизнь Дэвид испытывал ужас, думая о микроорганизмах, а «король микробов» преследовал его даже во снах.


В то же время ученые думали о том, как поступить: к началу 80-х годов новый способ лечения так и не был найден, а содержание Дэвида в стерильных условиях очень уж дорого обходилось больнице. Единственной возможностью на нормальную жизнь оставалась пересадка костного мозга, но совместимый донор так и не появился. Тогда врачи решились на риск и пересадили мальчику костный мозг старшей сестры. Процедура прошла успешно, но покинуть «пузырь» не разрешили, через несколько месяцев Дэвиду стало хуже: у него повысилась температура, появились диарея и рвота с примесью крови. В начале февраля 1984 года в крайне тяжелом состоянии он был извлечен из пузыря и его мать впервые за 12 лет смогла обнять сына, а уже 22 февраля 1984 года врачи констатировали смерть Дэвида. По результатам вскрытия причиной смерти оказалась лимфома Беркитта. Никто и подумать не мог, что после всех тщательных исследований в трансплантируемый костный мозг прокрадется вирус Эпштейна-Барр.

Дэвид Веттер с матерью


Смерть Дэвида не осталась незамеченной, и одно из названий его болезни с тех пор звучит как «синдром мальчика в пузыре». Но привычным наименованием все же остается тяжелая комбинированная иммунная недостаточность (ТКИН, SCID) — генетически обусловленная патология иммунной системы, для которой характерно полное отсутствие Т-лимфоцитов, а также возможное поражение В-лимфоцитов и НК-клеток. Поскольку иммунные клетки частично или полностью отсутствуют, организм оказывается не в состоянии бороться с бактериями, вирусами и возбудителями оппортунистических инфекций и заболеваний (как, например, лимфома, вызванная вирусом Эпштейна-Барр). Развившиеся заболевания протекают быстро и тяжело, без соответствующего патогенетического лечения не многие больные доживают до двух лет. Сегодня науке известно до 15 форм ТКИН, большинство из них имеет Х-сцепленный тип наследования. Клиническая картина во многом зависит от инфекций, с которыми сталкивается новорожденный. Их проявления могут быть многообразны: пневмонии, менингиты и энцефалиты, поражения кожи и слизистых оболочек бактериальной, вирусной, грибковой этиологии; вирус-индуцированные онкологические заболевания; тяжелая недостаточность питания и др. У больных ТКИН, которая сопровождается нарушениями пуринового обмена, на передний план выступает дисплазия костей таза и концевых отделов ребер, а также неврологические нарушения и гиперурикемия.

Как и 50 лет назад, в наше время сразу после постановки диагноза больные помещаются в гнотобиотические условия: находятся в стерильном боксе, получают пастеризованное грудное молоко или смеси (безлактозные или на основе гидролизатов белка), пищу и воду, которые проходят тщательную термическую обработку. Для этих больных смертельно опасны продукты, содержащие живые бактериальные или грибковые культуры, а также продукты брожения и сквашивания. С целью профилактики инфекций они получают антибиотики, противогрибковые и противовирусные препараты. К моменту постановки диагноза у рожденных детей в России уже имеется первая вакцинация БЦЖ, а у больных ТКИД возможны и БЦЖиты различной степени тяжести. Соответственно такие дети нуждаются в интенсивной противотуберкулезной терапии. Но основным патогенетическим методом лечения была и остается трансплантация костного мозга от совместимого родственного, совместимого неродственного или гапло-идентичного донора. Применение генотерапии как метода лечения ТКИД приостановлено, поскольку у 30 % пациентов, прошедших курс лечения, со временем развивались гемобластозы.

Кадр из фильма “Парень из пузыря”


Что касается Дэвида Вертера, то его образ живет в культуре и по сей день. «Мальчик в пузыре» стал героем двух полнометражных фильмов («Под колпаком» и «Парень из пузыря»), упоминания о нем встречаются в мультсериалах Симпсоны и Гриффины, а также в творчестве группы Simply Red и музыканта Пола Саймона. Его могила находится в городе Конро, штат Техас, а на надгробном камне написано: «He never touched the world, but the world was touched by him (Он так и не дотронулся до мира, но мир был тронут им»).

Надгробная плита на могиле Дэвида Веттера


Источники:

  1. https://www.nytimes.com/2015/12/07/us/the-boy-in-the-bubble-moved-a-world-he-couldnt-touch.html
  2. Shearer WT, Dunn E, Notarangelo LD, Dvorak CC, Puck JM, Logan BR, Griffith LM, Kohn DB, O'Reilly RJ, Fleisher TA, Pai SY, Martinez CA, Buckley RH, Cowan MJ. Establishing diagnostic criteria for severe combined immunodeficiency disease (SCID), leaky SCID, and Omenn syndrome: The Primary Immune Deficiency Treatment Consortium experience. J Allergy Clin Immunol. 2013 6749(13)01495-4
  3. Fischer A, Hacein-Bey-Abina S, Cavazzana-Calvo M Gene therapy of primary T cell immunodeficiencies. Gene. 2013 Aug 10;525(2):170-3.
  4. Cavazzana-Calvo M, Fischer A (2007). «Gene therapy for severe combined immunodeficiency: are we there yet?». J. Clin. Invest. 117 (6): 1456—1465