Отравленiе въ Эльзеле
Автор: Сергей Головин
Редакция: Елена Лисицына
Оформление: Ирина Ивченкова
Публикация: 20.08.2018
Последнее обновление: 21.08.2018


6 августа 1975 года на первой полосе газеты «The New York Times» был опубликован некролог, текст которого гласил следующее: «Умер Эркюль Пуаро, известный бельгийский детектив». Это единственный случай, когда информация о смерти вымышленного персонажа размещалась в одной из влиятельнейших газет мира. Полагаю, излишне объяснять, чем знаменит персонаж книг Агаты Кристи, однако до сих пор точно не известно, кто послужил реальным прототипом этого героя. И хотя сама Кристи никогда не давала на этот вопрос однозначного ответа, у жителей небольшой деревни Эльзель в Бельгии есть своя версия, и она, на наш взгляд, заслуживает внимания.

В этой маленькой живописной деревушке, кстати, находится единственный в мире памятник Эркюлю Пуаро, а объяснить причину его появления здесь вам помогут музыканты местного духового оркестра Fanfare Royale Les Amis Réunis, который был основан в 1864 году Антуаном Кретером и играет по сей день, а услышать их историю вы сможете в ресторанчике, расположенном на первом этаже местной гостиницы «Le Rustic», где вам предложат великолепное бельгийское пиво и знаменитую эльзельскую ветчину, так похожую на прошутто ди парма.

Тот самый уютный ресторанчик в гостинице «Le Rustic»

А пока вы будете поглощать местные деликатесы, вам расскажут, что 14 декабря 1895 года в этом самом ресторанчике проходили поминки уже известного вам Антуана Кретера, почившего на 87-ом году своей жизни. Гости на поминках ели ту же эльзельскую ветчину и пили то же бельгийское пиво, после чего мирно разошлись к полуночи по своим домам. А утром оба местных врача, хватаясь за голову, старались оказать помощь 20 внезапно заболевшим гостям вчерашнего застолья.
Поначалу врачи решили, что имеют дело с обычным пищевым отравлением, так как все пациенты жаловались на понос, рвоту и болезненное мочеиспускание. Однако вскоре к ним добавились птоз, мидриаз, диплопия, расстройства речи, кашель и прочие симптомы, вызвавшие замешательство у врачей. После того, как в течение недели умерли 3 молодых человека, один из которых был родственником покойного Антуана Кретера, в дело вмешалась полиция. Местные стали поговаривать, что дело в дележе наследства: пытались отравить кого-то из родных, но что-то пошло не так. Местный коронер вспомнил о харьковских отравителях, расследование дела которых широко освещалось в газетах: в 1885 году от отравления осетриной погибли пятеро человек, подозреваемыми оказались торговцы рыбой, а к расследованию привлекли профессора судебной медицины Харьковского университета Василия Константиновича фон Анрепа, который обнаружил в осетрине и в моче погибших высокотоксичное вещество, отнесенное им к птомаинам. Похожую версию и выдвинул коронер. Для ее проверки из Гента был вызван Эмиль ван Эрменгем, который провел блестящее расследование, точно установил причину отравления и заодно совершил научное открытие.

Эмиль Пьер Мари ван Эрменгем 1851–1932 гг.

Тщательно собрав анамнез у каждого пострадавшего и опросив всех гостей рокового застолья, Эрменгем установил, что единственным продуктом, который употребляли все пострадавшие (кроме пива) была ветчина, приготовленная поваром местного ресторанчика. Гистологическое исследование остатков ветчины показало наличие в них спор микроорганизмов, а введение кроликам даже ничтожного количества гомогенизированных кусочков ветчины и выращенных в лабораторных условиях культур обнаруженного микроорганизма вызывало гибель животных.

Эрменгем подробно восстановил процедуру приготовления ветчины. Изготовлена она была из одной свиньи в двух бочках, причем ветчина из второй бочки оказалась абсолютно безвредной, а в первой бочке отравленным оказалось только мясо на дне. Разгадка крылась в технологии приготовления: слой мяса, натертого солью, укладывался в бочку, сверху помещалось сало, затем еще один слой мяса и так далее. В конце в бочку заливали пару литров воды, которая покрывала нижний слой мяса, формируя анаэробные условия, которые, как оказалось, очень комфортны для новых микроорганизмов. Причем эти микроорганизмы смогли пережить последующее горячее копчение ветчины в каминной трубе в течение 5 недель.

Технология приготовления эльзельской ветчины

Новый микроорганизм Эрменгем назвал Bacillus botulinus, от латинского «botulus» — колбаса, и подробно описал открытие в своей статье.
Надо отметить, что слово «ботулизм» не было предложено самим Эрменгемом — за несколько десятилетий до него районный медик Вайнсберга Юстинус Кернер, регистрируя случаи массового паралича, поразившего 230 человек на юге Германии, установил связь развившихся симптомов с употреблением колбасы и впервые применил термин «ботулизм».

Рисунки из статьи Эрменгема, на которых изображены гистологические препараты ветчины и препараты желатиновых и бульонных культур

Сам возбудитель ботулизма — современное его название Clostridium botulinum — в естественной среде обитания размножается в иле неглубоких водоемов, почве и трупах павших животных и, по-сути, является безобидным сапрофитом. Но вырабатываемый им токсин — самый сильный из известных органических ядов. Сами клостридии, попадая в организм животных как в вегетативной, так и в споровой форме, редко вызывают заболевание и гибель, так как производят токсин в строго анаэробных условиях, хотя в ряде случаев возможно формирование таких условий при попадании спор в рану или в кишечник новорожденных с еще не сформировавшейся резидентной микробиотой. В природных условиях ботулизмом обычно страдают падальщики, употребляющие мясо павших животных и мертвую рыбу. Первое упоминание о ботулизме у человека, конечно же, встречается в трудах Гиппократа (в его трудах, наверное, встречается все что угодно), но если предположить, что это заболевание исторически связано с колбасой, а первое описание колбасы мы находим у Гомера в «Одиссее» еще в VIII веке до н.э., то можно предположить, что человек знаком с ботулизмом уже более 2 тысяч лет. Технология приготовления колбасы мало изменилась с тех пор: кишечник животного (бараний, свиной) набивался мясом, салом, кровью и далее коптился, вялился, солился и т.п. Попадание клостридий в продукт могло произойти на любом этапе, и, судя по тому, что византийский император Лев VI уже в I веке н.э. своим указом запретил изготовление и употребление колбас, ботулизм был не редкостью. Тем не менее, колбаса никуда не исчезла с прилавка истории и благополучно таила в себе ботулизм вплоть до эпохи наполеоновских войн, когда Николя Аппер изобрел для солдат Наполеона консервы, создав для клостридий ботулизма поистине райские условия.

Первое систематизированное изучение ботулизма и его природы осуществил уже упоминавшийся Юстинус Кернер. В своей монографии он представил разбор 155 клинических случаев ботулизма, а также результаты опытов с «колбасным ядом». Более того, он предположил, что малые дозы этого яда могут быть полезны при лечении пляски святого Витта, и, как покажет история, его предположение оказалось более чем верным.

В 1895 году, когда Эрмингем открыл Clostridium botulinum, Кернер создал первую противоботулиническую сыворотку, а еще через год установил, что существует несколько разных типов ботулинического токсина.

Сейчас известно, что ботулотоксин — один из самых сложных синтезируемых в природе белков, его молекула в три раза превышает средний размер природных белковых цепей. По антигенным свойствам в настоящее время выделяют 9 типов ботулотоксина: A, B, C1, C2, D, E, F, G, H. Наиболее распространен тип А. LD50 ботулотоксина в среднем составляет 0,001 мкг/кг. Наличие ботулотоксина практически не изменяет органолептические свойства пищи, лишь в редких случаях возможно появление слабого запаха прогорклого масла. Токсин не разрушается в желудке, но, будучи белком, чувствителен к нагреванию и полностью деградирует при кипячении в течение 30 минут.

Естественно, столь сильный яд не остался без внимания военных: его начали изучать как потенциальное биологическое оружие. Вероятно, во время экспериментов с ботулотоксином накопился ряд наблюдений о купировании у животных мышечных спазмов, а также была разработана технология получения кристаллического ботулотоксина типа А, известного сейчас как ботокс. В 1975 году ботулотоксин был принят на вооружение армии США под шифром XR. При его аэрозольном применении LD50 составляет 0,00002 мг·мин/л.

В 1978 году американский офтальмолог Алан Скотт впервые ввел ботокс в круговую мышцу глаза для купирования блефароспазма — с этого момента самый сильный яд стал лекарством (тут впору вспомнить идеи Юстинуса Кремера). Уже в 1989 году FDA одобрило ботокс для лечения ряда неврологических расстройств. В ходе применения ботокса выяснили еще один приятный побочный эффект: разглаживание морщин, и теперь это — один из самых востребованных препаратов в косметологии. Поистине красота — страшная сила.


Но вернемся в наш уютный ресторанчик в Эльзеле и выясним наконец: при чем же здесь Эркюль Пуаро? Дело в том, что Агата Кристи знала из газет об отравлении в Эльзесе, более того, в первом своем появлении в рассказе «Коробка конфет» Пуаро расследует дело об отравлении, а в одной из версий преступления говорится о яде птомаине. Ну и, конечно же, местные жители считают, что именно в их деревне, где произошла такая знаменательная детективная история, самое место для великого сыщика.

Единственный в мире памятник Эркюлю Пуаро в Эльзеле

Источники:

  1. Van Ermengen E. Ueber einen neuen anaeroben Bacillus und seine Beziehungen zum Botulismus. Z Hyg Infekt 1897;26:1-56.
  2. Devriese P. On the discovery of Clostridium botulinum. Journal of the History of the Neuroscience. 1999; 8: 43-50.
  3. Torrens, James (1998). Clostidium botulinum was named because of association with “sausage poisoning.” BMJ 1998; 316:151.
Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.