Проблемы в разработке антибиотиков
Перевод: Константин Михайловский
Редакция: Полина Наймушина
Оформление: Никита Родионов

На прошлой неделе биотехнологическая компания Achaogen объявила о банкротстве. Achaogen, основанная в 2002 году, была компанией, разрабатывающей антибиотики. Их первое лекарство — Земдри (плазомицин) — было одобрено Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) в прошлом году.

В мире заканчиваются эффективные антибиотики по причине неуклонного роста устойчивости бактерий, а крупным фирмам невыгодно разрабатывать новые препараты. Только в 2018 году три крупные компании закрыли свои программы по разработке новых антибиотиков. Поэтому крах малых фирм, которые активизировались в разработке новых препаратов, — это серьезный сигнал.

Achaogen выбрала правильную стратегию своего развития: наняла опытных разработчиков, нацелилась против высокорезистентных бактерий кишечника, получила множество государственных и частных грантов. В итоге препарат был одобрен, пусть и против резистентной флоры мочевыводящих путей, а не кишечной микрофлоры, как планировалось ранее. Однако рынок не вознаградил компанию за производство нового антибиотика: в день, когда FDA объявило о своем решении, цена акций упала на 20 %. Почти год спустя фирма заработала менее 1 миллиона долларов на препарате, а этого недостаточно для сохранения компании.

Таким образом, финансовые механизмы на данный момент не поддерживают разработку антибиотиков. Успешная разработка лекарств основывается на чрезвычайно простой схеме: вы тратите определенное количество времени и денег на создание нового препарата (обычно это 10–15 лет и не менее 1 миллиарда долларов) — вы получите продукт, которому сможете назначить высокую цену или продать в достаточном объеме, чтобы отбить затраты.

Эта схема работает для большинства продуктов фармацевтической промышленности: от лекарств, которые люди принимают каждый день (антидепрессанты, бета-блокаторы, статины), до новейших методов генной терапии, которые могут стоить почти $ 500 000 за дозу. Но антибиотики сюда не вписываются. В отличие от лекарств от рака, большинство антибиотиков недороги, немногие с препараты с высокими ценниками одобрены для использования в больнице. И в отличие от лекарств для лечения хронических заболеваний, люди принимают антибиотики только в течение коротких периодов времени. Усугубляет ситуацию и развитие резистентности, из-за чего препарат быстро теряет свою эффективность, а следовательно и продажи.

Недавнее исследование благотворительных фондов Пью (Pew Charitable Trusts) показало, что почти все компании, занимающиеся исследованиями новых антибиотиков (по крайней мере 90 %), некрупные, с рыночной капитализацией менее 100 миллионов долларов. Более половины из них все еще работают над своим первым продуктом. У них нет ни развитой инфраструктуры, ни постоянного дохода, а это значит, что они с высокой долей вероятности могут повторить судьбу Achaogen.

Поскольку эта ситуация широко известна, ведутся активные дебаты по оказанию поддержки малым компаниям. До сих пор она заключалась в так называемых «толкающих» стимулах или грантах. Крупнейшим поставщиком таких грантов является CARB-X, глобальное сотрудничество, занимающееся ускорением исследований антибактериальных препаратов с целью борьбы с растущей угрозой резистентных бактерий, финансируемое на международном уровне.

CARB-X выделяла гранты для Achaogen, которые позволили компании преодолеть так называемую «долину смерти» — период между открытием и коммерциализацией. Но их было недостаточно, потому что, как оказалось, есть вторая смертельная долина — после коммерциализации, но до получения прибыли, когда бы она ни наступила.

Это показывает неэффективность данного метода и подталкивает к развитию других подходов: например, появлению «тянущих» стимулов, когда фирме после выхода препарата выделяют средства для погашения затрат на разработку, или попытке обязать государство закупить новый препарат с созданием запаса, или увеличению стоимости антибиотиков для медицинского сообщества, что уменьшит распространенность их применения и замедлит развитие антибиотикорезистентности, или оплате антибиотика в зависимости от его ценности для медицины, а не от количества доз.

Кроме того, определенная роль в данной ситуации отводится текущему дизайну клинических испытаний, который не поспевает за антибиотикорезистентностью. Пациентам с полирезистентными инфекциями помощь должна быть оказана немедленно, любые задержки связаны с риском для жизни.

Также причиной провала Achaogen является изменение основного назначения препарата. Плазомицин был многообещающим средством для борьбы с высокорезистентными супербактериями, обитающими в кишечнике. Но компания не смогла получить достаточное количество пациентов для исследования, и FDA одобрило препарат только для лечения резистентных к антибиотикам инфекций мочевыводящих путей, что также является важной проблемой, но не такой критической, как кишечные инфекции. Конечно как только он появился бы на рынке, врачи смогли бы использовать его против кишечной инфекции. Но при нынешнем положении дел препарат могут вообще не пустить в широкий оборот.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.