Плод любви: переворот научных идей о «тяжелых родах» у человека
Перевод: Полина Чурсина
Редакция: Телли Мурадова

Почему у человека роды более долгие и болезненные, чем у других приматов? Более 60 лет популярная гипотеза, известная как «акушерская дилемма», пыталась объяснить причину трудностей при родах, утверждая, что эволюция способствовала изменению женского таза так, чтобы он идеально подходил для ходьбы в вертикальном положении, но при этом стал слишком узок, чтобы легко родить.

Биоантрополог Холли Дансворт иного мнения. В своей статье «Эволюция трудных родов и беспомощных детей-гоминидов» в «Ежегодном обзоре антропологии» она и ее соавтор Лия Экклстон утверждают, что наука больше не поддерживает акушерскую гипотезу, и пришло время пересмотреть ее. Женские тела, по их словам, прекрасно приспособлены для продолжения рода.

Что делает роды такими трудными для людей?

Что-то посложнее, чем просто несоответствие размеров таза и плода. На самом деле, не только у людей плод плотно прилегает к ограниченному по размеру родовому каналу. Некоторые виды обезьян, такие как макаки и мартышки, имеют похожую картину, но у них нет трудностей при родах.

Уникальность людей по сравнению с ними в том, что человеческий таз изменился из-за развития привычного прямохождения. Одна из причин плотного прилегания плода к родовому каналу заключается в том, что в процессе родов у людей плоду приходится проходить через извитую трубку, в то время как у других приматов родовой канал представляет собой кольцо или обруч. Человеческий плод проходит через несколько «обручей», связанных друг с другом в разных проекциях. Вот почему хорошо, если плод крутится, когда выходит. Родовой канал у людей также окружен большим количеством костей, чем у других приматов.

Хотя, таз, созданный эволюцией, больше приспособлен для прямохождения, нежели для легких родов, фактически частота цефалопельвиальной диспропорции очень мала.

На самом деле, очень трудно оценить размер плода в утробе матери. Есть исследования, которые показывают, что переоценка веса плода при ультразвуковом исследовании приводит к более высокой вероятности кесарева сечения, даже когда это не является необходимым. Врачи пытаются снизить риск, что является благородным делом.

Тогда откуда взялась идея, что цефалопельвиальная диспропорция делает процесс родов у людей долгим и болезненным?

В 1950-х годах врачи фактически пытались измерить таз беременной с помощью рентгеновских снимков (тогда они еще не знали, что это создает ненужные риски как для матери, так и для плода). Именно тогда впервые возникла гипотеза «акушерской дилеммы» — идея о том, что по мере эволюционного отбора размер головы увеличился в связи с развитием головного мозга, а родовой канал не стал шире, потому что для эффективного прямохождения требуется более узкий таз.

Одним из эволюционных «решений» дилеммы является предположение, что люди рожают детей рано, чтобы те смогли пройти родовые пути. Но это в корне неверно, у людей самая длинная беременность среди всех приматов. Кроме того, не было доказано, что ширина бедер у людей является максимально возможной для сохранения способности к прямохождению, и что родовой канал не может расшириться больше с течением эволюции. Это было лишь теоретически рассчитано, но не доказано экспериментально.

Гипотеза акушерской дилеммы основана на многих стереотипах о женских телах. Теперь мы знаем, что женские бедра не являются причиной того, что мужчины, а не женщины, являются мировыми рекордсменами в соревнованиях по ходьбе и бегу.

Рисунок 1 | Иллюстрация женского таза из книги о беременности и рождении детей Франсуа Морисо «Traité des maladies des femmes grosses, et de celles qui sont nouvellement accouchées», опубликованной в 1675 году.


Действительно ли женские тела являются эволюционной дилеммой? В мире семь миллиардов человек, и мы достигли этой цифры в основном без кесарева сечения. При прочих равных, мы недооцениваем возможности женского тела.

Мы могли бы часами говорить о всех факторах, которые способствуют трудным родам. Мы не всегда рожаем в положениях, позволяющих нашим костям таза расходиться в швах, немного расширяя родовой канал. Испытываем ли мы больше боли, чем другие приматы? Возможно. У нас самые большие и умные дети из всех приматов. Но всегда ли так было?

Что окаменелые находки могут рассказать о родах?

Ученые исследовали несколько окаменелых останков времен австралопитеков (4 миллиона лет назад). Они обнаружили, что костный родовой канал австралопитеков еще более ограничен — он эволюционно развивался параллельно со способностью к прямохождению.

Останки Люси, возраст которых составляет 3,2 миллиона лет, — один из самых ранних и полных скелетов из всех останков гоминидов. Изучая скелет австралопитеков, можно восстановить размер мозга взрослого человека, и поскольку размер мозга взрослого человека тесно связан с размером мозга новорожденного, исходя из этого, можно оценить, насколько большим мог быть мозг ребенка Люси и его вес при рождении. Предприняв множество попыток, Джерри ДеСильва из Дартмутского колледжа установил, что голова плода австралопитека плотно прилегала к тазовому кольцу матери. Но узнать это достоверно уже невозможно. Действительно ли это было так? Или же дети австралопитеков просто были маленькими, подобно шимпанзе?

Когда, по вашему мнению, роды у человекообразных обезьян впервые стали трудными?

Неизвестно. Трудно найти доказательства смерти женщин при родах. Есть археологические находки беременных женщин с доношенными зародышами, но нельзя сказать, умерли они во время родов или по какой-то другой причине. Изучая окаменелые находки, сложно достоверно узнать о человеческих родах, — исследование беременности у живых людей и других приматов будет более информативным.

Вы говорите, что не согласны с гипотезой: дети у людей рождаются слишком рано из-за того, что по мере роста плода ему становится невыносимо тесно в утробе матери. Что еще может определить время рождения?

Вероятно, мы рождаемся в соответствии с теми же фундаментальными физиологическими процессами, которые происходят и у других приматов и плацентарных млекопитающих. Материнскому организму приходится поддерживать многие метаболические процессы день за днем. Она не только ест за плод, но и дышит за него. Как долго организм может поддерживать повышенный уровень метаболизма?

В связи с этим мы выдвинули гипотезу энергетики беременности и роста плода, или EGG (energetics of gestation and fetal growth). Она говорит о том, что процесс родов начинается в тот самый критический момент, когда мать больше не может метаболически поддерживать растущий плод. Мы построили график зависимости дополнительной энергии матери от энергии, необходимой растущему плоду в течение 9,5 месяцев беременности. Женский организм работает на полную мощность в последние месяцы беременности. Тогда потребности плода превышают возможности материнского организма, и мать достигает предела максимальной устойчивой скорости метаболизма, которая примерно в два раза превышает ее базовую скорость метаболизма. Судя по всему, это объясняет срок гестации у людей; осталось выяснить, объясняет ли это продолжительность беременности и у других видов. Это поможет понять, почему у шимпанзе новорожденный появляется на свет раньше, чем у женщины. Детеныш-шимпанзе рождается до того, как возникнет проблема с размером — так что же тогда заставляет его родиться? Может быть, это расход энергии, идущей на плод?

Как доказать это?

Наша команда изучает расход энергии и метаболические изменения у беременных и кормящих обезьян, чтобы сравнить их показатели с показателями у людей. В идеале, нужно собрать данные у беременных и кормящих обезьян — шимпанзе, бонобо, горилл, орангутангов и гиббонов, — чтобы увидеть, столь же устойчивый у них максимальный уровень метаболизма, как на поздних сроках беременности у людей, или нет. Но сейчас в качестве объекта исследования выбраны мартышки, потому что так удобнее и дешевле.

Помимо различий в физиологии обменных процессов, современная жизнь людей отличается по многим показателям по сравнению с другими приматами. Многие счастливицы имеют практически неограниченный доступ к продуктам во время беременности. Они спокойно могут сесть на диван и есть мороженое на завтрак, обед и ужин. Это не сравнится с образом жизни беременного орангутана, даже в очень хорошем зоопарке.

Почему важно изучать эволюцию родового процесса?

С одной стороны, это просто увлекательно: эволюция человека, его размножение и секс — значительная часть истории нашего происхождения. Кроме того, это важно для меня как женщины. Когда я была девочкой, мне сказали, что я не могу играть в футбол с мальчиками, потому что я могу повредить матку, и тогда я не смогу иметь детей, когда вырасту. Я чувствую, что многие научные факты, на которых выросли эти идеи, остались далеко за пределами своего срока годности. Я хотела бы снять бремя гипотезы акушерской дилеммы с медицины, акушерства и разума каждой женщины. Эта гипотеза поощряет недооценку женских тел и переоценку риска от родов, а также неоправданные вмешательства при родах.

Вы писали, что «женщина — ворота в продолжение эволюции». Что Вы имели в виду?

С нашим костным родовым каналом женщины буквально решают, исчезнет человечество или нет. Но несмотря на трудные роды, это не отражает, насколько хорошо они приспособлены к продолжению рода.

Раньше исследователи пытались понять, что «не так» с женскими телами — это пессимистическое представление об эволюции. Если смотреть на вещи позитивно, то можно понять, что тела женщин хорошо приспособлены.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.