Бэби-блюз и послеродовая депрессия
Автор: Анна Кудинова
Редакция: Полина Наймушина
Оформление: Cornu Ammonis



Беременность и роды являются стрессогенными событиями для соматического и психического состояния женщины. К наиболее распространенным психическим нарушениям послеродового периода относятся послеродовая депрессия и симптомокомплекс, обозначаемый как «бэби-блюз» или «материнский блюз».

Данные различных исследований указывают на то, что послеродовая депрессия в первые месяцы после родоразрешения встречается у 10–20 % женщин. Факторами, увеличивающими вероятность развития данного заболевания являются: наличие тревожно-депрессивных состояний в дородовом периоде, эпизоды депрессии, психические травмы в процессе беременности, экстренное кесарево сечение и осложнения в родах, болезни новорожденного, отсутствие поддержки со стороны ближайшего окружения. Послеродовая депрессия характеризуется переживанием чувства подавленности, уныния, слабостью, высоким уровнем тревоги. Также для данного расстройства характерно снижение аппетита, нарушения сна, пессимистическая оценка жизненных перспектив, замедление мыслительных процессов, апатичность, отсутствие мотивации к каким-либо активным действиям.

Множество исследований указывает на то, что основная роль в развитии послеродовой депрессии принадлежит гормональным изменениям, которые происходят в организме женщины. Важное значение для нормального протекания беременности и процессов изменения организма имеют стероидные гормоны прогестерон и эстроген. Концентрация этих гормонов характеризуется медленным нарастанием в процессе беременности, а на поздних этапах в несколько сотен раз превышает нормальный уровень. После рождения ребенка уровень гормонов резко падает, что становится большим стрессом для организма женщины и отражается на ее психическом состоянии.

Прогестерон, воздействующий на нейроны через классический геномный механизм, также обладает способностью к быстрому мембранному действию. Геномный механизм предполагает влияние на внутриклеточные рецепторы на ядерном уровне: возбуждение этих рецепторов приводит к изменениям в синтезе энзимов и нейротрансмиттеров. Быстрое мембранное действие, в свою очередь, отвечает за анестезирующий эффект прогестерона. Женщины, у которых наблюдается резкое падение и низкий уровень прогестерона в послеродовом периоде по сравнению со средними показателями, чаще страдают депрессией. Аналогичная ситуация наблюдается при изменении количества эстрогена в плазме крови. Некоторые исследования указывают на то, что прием гормональных препаратов с целью повышения уровня эстрогена показал свою эффективность в лечении послеродовой депрессии. Имеются данные, демонстрирующие связь между возникновением в пуэрперии (послеродовой период — прим. ред.) тиреоидита, ведущего к нарушению работы щитовидной железы, и эпизодами послеродовой депрессии. Однако данная связь была обнаружена только у женщин, имеющих повышенный уровень антител к клеткам щитовидной железы.

Помимо гормональных изменений в организме женщины, значительную роль в развитии послеродовой депрессии ряд авторов отводит психогенным факторам. Так, препятствие в удовлетворении социальных потребностей после рождения ребенка при высокой их персональной значимости создает ситуацию фрустрации, которая является источником постоянного стресса. Такие социально-психологические факторы, как уровень удовлетворенности браком и социальная поддержка женщины, согласно ряду исследований, коррелируют с тяжестью послеродовых депрессий, в то время как с частотой диагноза данные факторы связаны в меньшей степени. Депрессивному расстройству свойственна повышенная утомляемость, снижение физической активности, апатия, однако женщины в послеродовом периоде часто вынуждены даже в таком состоянии ухаживать за ребенком, что, во-первых, становится препятствием к диагностированию депрессии, а во-вторых, может усугублять ее симптомы.

Послеродовая депрессия является достаточно хорошо изученным психическим расстройством, чего нельзя сказать о так называемом «материнском блюзе» или синдроме грусти рожениц — симптомокомплексе, который, по оценкам разных исследователей, встречается у женщин в пуэрперии с частотой от 15 до 80 %.

Бэби-блюз характеризуется лабильностью настроения, резкими реакциями на незначительные события, плаксивостью, рассеянностью мышления. Обычно данное состояние проявляется в первое время после рождения ребенка, достигает пика на 5–6 день и постепенно спадает. В связи с тем, что синдром грусти рожениц имеет высокую распространенность и обычно быстро проходит, это состояние не принято считать серьезной проблемой в клинической практике. Однако есть данные, указывающие на то, что наличие бэби-блюза в послеродовом периоде является весомым фактором риска развития послеродовой депрессии, которая представляет собой гораздо большую опасность для психического и физического состояния женщины, а также негативно сказывается на развитии младенца. К факторам возникновения материнского блюза относят, как и в случае с послеродовой депрессией, резкие гормональные перепады, а также физический дискомфорт, связанный с различными соматическими нарушениями (разрывами, опущением органов малого таза, трудностями, связанными с лактацией). Однако есть исследования, указывающие на значимый вес психологических факторов, таких как потеря матерью после рождения ребенка ощущения собственной значимости, которое в период беременности часто культивируется и поддерживается окружением. Также имеются данные, указывающие на то, что частота синдрома грусти родильниц связана с эмоциональным состоянием женщин во время беременности. Так, женщины, у отмечавшие симптомы депрессии в период вынашивания ребенка, а также имевшие в анамнезе эпизоды предменструальной депрессии, были более подвержены риску возникновения бэби-блюза.


Таким образом, можно сделать вывод, что наличие депрессивной симптоматики во время беременности, возникновение синдрома грусти рожениц и послеродовая депрессия тесно связаны между собой и, вероятно, имеют общие факторы формирования и развития. Комплексность данных факторов и их неоднородность указывает на необходимость учета не только соматического состояния женщины, но и социальной ситуации, а также ряда психологических факторов.


Источники:

1. Беляева Е. Н., Вассерман Л. И., Зазерская И. Е. Послеродовая депрессия: клинико-психологическая диагностика и оценка роли психосоциального фактора //Трансляционная медицина. – 2011. – №. 6. – С. 29–32.
2. Harris B. Biological and hormonal aspects of postpartum depressed mood: working towards strategies for prophylaxis and treatment //The British Journal of Psychiatry. – 1994. – Т. 164. – №. 3. – С. 288–292.
3. Murray L., Cooper P. J. Postpartum depression and child development //Psychological medicine. – 1997. – Т. 27. – №. 2. – С. 253–260.
4. O'Hara M. W., Swain A. M. Rates and risk of postpartum depression—a meta-analysis //International review of psychiatry. – 1996. – Т. 8. – №. 1. – С. 37–54.
5. O'Hara M. W. et al. Prospective study of postpartum blues: biologic and psychosocial factors //Archives of general psychiatry. – 1991. – Т. 48. – №. 9. – С. 801–806.
6. Kennerley H., Gath D. Maternity blues: I. Detection and measurement by questionnaire //The British Journal of Psychiatry. – 1989. – Т. 155. – №. 3. – С. 356–362.
7. Pitt B. Maternity blues //The British journal of psychiatry. – 1973. – Т. 122. – №. 569. – С. 431–433.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.