Новое в патогенезе, биомаркерах и лечении неалкогольной жировой болезни печени
Перевод: Константин Михайловский
Редакция: Анастасия Нагорняк
Оформление: Cornu Ammonis

Неалкогольная жировая болезнь печени (НЖБП) — согласно отечественным рекомендациям — заболевание или спектр заболеваний, возникающих в результате избыточного накопления жиров (преимущественно триглицеридов) в печени, определяемых по результатам визуализирующих исследований или гистологии при отсутствии употребления алкоголя в токсических дозах (30 г в день для мужчин и 20 г в день для женщин), использования стеатогенных медикаментов или врожденных нарушений. Она приводит к развитию цирроза печени, который в ряде случаев осложняется гепатоцеллюлярной карциномой. Поэтому данному заболеванию уделено большое внимание.

Журнал NATURE опубликовал статью, где были обобщены значимые научные достижение в диагностике, патогенезе и лечении неалкогольной жировой болезни печени. Было выбрано 3 исследования.

В первом из них Понциани и соавт. выявили возможную связь микрофлоры кишечника и развития гепатоцеллюлярной карциномы. В своем исследовании они оценивали уровень кальпротектина, концентрацию липополисахаридов и зонулина-1 в сыворотке крови, а также проводили качественный бактериальный пейзаж кала. При развитии дисбактериоза происходит воспаление кишечной стенки, что приводит к повышению проницаемости ее за счет нарушения межклеточных соединений. Проницаемость оценивалась по уровню концентрации циркулирующего зонулина-1 и липополисахаридов (ЛПС). В свою очередь, липополисахариды в печени связываются с Toll-подобными рецепторами 4 (TLR4), у которых обнаружили способность к инициации и развитию опухоли у грызунов. По результатам исследования оказалось, что уровень кальпротектина, липополисахаридов и зонулина-1 был выше у пациентов с НЖБП, чем у здоровых добровольцев. Было выявлено изменение микробного состава кала у больных пациентов.

Во втором исследовании Малемир и соавт. обратили внимание на исследования, демонстрирующие роль тромбоцитов в патогенезе воспаления в печени. Они провели исследование, где 12 пациентов получали аспирин и тикагрелор в течение 6 месяцев, и 10 пациентов входили в контрольную группу. На данный момент такая выборка не позволяет делать значительные выводы, но уже было выявлено снижение концентрации жира в клетках печени у пациентов, получавших антиагреганты.

Во время третьего исследования Дэниелс и соавт. искали биохимические маркеры, которые позволят выявить прогрессирование фиброза печени с переходом в цирроз. Их заинтересовала сывороточная концентрация PRO-C3 (недавно выявленный маркер формирования коллагена III типа). Они измеряли уровень концентрации PRO- C3 в сыворотке с использованием ферментированного иммуносорбентного анализ в двух крупных независимых группах, прошедших обширное клиническое обследование, которое включало также биопсию печени. Деривационная когорта состояла из 150 взрослых добровольцев, а валидационная когорта — из 281 пациента. Была выявлена корреляция между PRO-C3 и стадией фиброза. Следующим шагом Дэниелса и соавт. стала разработка системы оценки ADAPT, которая включает в себя такие пункты как концентрация PRO-C3, возраст, наличие диабета и количество тромбоцитов. Данная система продемонстрировала достоверное определение 3 стадии фиброза печени, предшествующей циррозу, при котором возникает опасность развития гепатоцеллюлярной карциномы. И это не единственный выявленный в 2019 году маркер фиброза. Другим маркером стала концентрация N-концевого пропептида проколлагена III типа, который также коррелировал со стадией фиброза при НЖБП.

Рисунок ниже обобщает вышеизложенное.

Рисунок 1. Новые открытия 2019 года, касающиеся НЖБП. КЦЖК – короткоцепочечные жирные кислоты. 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.