Комбинация гидроксихлорохина и азитромицина не показала эффекта в терапии COVID-19
Перевод: Виктория Соколикова
Редакция: Таню Молчунова
Оформление: Никита Родионов
Публикация: 13.04.2020
Последнее обновление: 14.04.2020

Эпидемию COVID-19 можно справедливо считать самой серьезной пандемией века с более чем 500 000 случаев (прим. пер. — около двух миллионов случаев на 14.04.2020) и 25 000 смертельных исходов (прим. пер. – более 120 000 смертей на 14.04.2020). Во Франции, по состоянию на 27 марта было известно о 30 000 случаев заболевания и 2 000 погибших. Пока не существует этиотропного лечения новой коронавирусной инфекции (вакцины), и весь мир занят проведением клинических испытаний с целью найти эффективные методы лечения. Аналоги хлорохина были заявлены как лекарственные средства, проявляющие неспецифическую вирулицидную активность in vitro путем ингибирования окисления эндосом, что работало против широкого спектра вирусов, таких как ВИЧ, вирусы лихорадки Денге, гепатита С, чикунгуньи, гриппа, лихорадки Эбола, вирусов SARS и MERS, и недавно против нового коронавируса.

После результатов клинического исследования в Марселе, Франция, появился огромный интерес к использованию гидроксихлорохина для лечения COVID-19, и недавно министерство здравоохранения Франции разрешило его использование для лечения COVID-19 до получения результатов текущих клинических испытаний. В своем исследовании д-р Гетре с соавторами сообщают о 100 % элиминации вирусных частиц в пробах назофарингеального мазка у 6 пациентов после 5-ти и 6-ти дней лечения комбинацией гидроксихлорохина и азитромицина.

Результат вирулицидной активности был ниже при использовании одного лишь гидроксихлорохина (57,1 %) и составил всего 12,5 % у пациентов, которые вообще не получали гидроксихлорохин (p < 0.001). Такой быстрый и мощный эффект был, мягко говоря, неожиданным и нам захотелось оценить в проспективном исследовании вирусологические и клинические результаты 11 пациентов, госпитализированных в наше отделение, которые получали гидроксихлорохин (600 мг/сут в течение 10 дней) и азитромицин (500 мг в первый день и 250 мг в сутки со 2 по 5 день) с использованием точно того же режима дозирования, о котором сообщалось в исследовании д-ра Гетре с коллегами. В нашей выборке было 7 мужчин и 4 женщины, средний возраст которых составил 58,7 лет (от 20 до 77 лет), у 8 пациентов имелась тяжелая сопутствующая патология в виде ожирения (2 человека), солидных опухолей (3 человека), опухолей системы крови (2 человека), ВИЧ-инфекции (1 человек). Со времени начала лечения, у 10 из 11 пациентов отмечалась лихорадка и они получали назальную оксигенотерапию. Спустя пять дней один пациент скончался, двое были переведены в ОРИТ. У одного пациента терапию азитромицином и хлорохином пришлось отменить в связи с удлинением интервала QT: 450 мс до начала лечения и 460–470 мс после начала приема комбинации препаратов. Средний уровень концентрации гидроксихлорохина в крови на 3–7 день после начала терапии составил 678 нг/мл (от 381 до 891). Повторный анализ мазков из носоглотки у 10-ти пациентов (посмертный анализ погибшему пациенту не проводился) с использованием ОТ-ПЦР (выделение РНК вируса с помощью Nuclisens Easy Mag®, Biomerieux и амплификация с RealStar SARS CoV-2®, Altona) все еще свидетельствовал о наличии вирусных частиц у 8 из 10 пациентов на 5–6 день после начала терапии.

Такие результаты резко контрастируют с теми, о которых докладывали д-р Гетре с коллегами, что заставляет сомневаться в столь мощной вирулицидной активности предложенной комбинации. Более того, сам д-р Гетре в своем докладе сообщал о смерти одного пациента и переводе в ОРИТ троих из 26 пациентов, получавших комбинацию гидроксихлорохина и азитромицина, что лишний раз подчеркивает слабый терапевтический эффект данной комбинации. В добавление к вышесказанному, недавнее исследование из Китая не выявило какого-либо значительного эффекта применения гидроксихлорохина у лиц с COVID-19, скорость элиминации вирусных частиц у которых была одинаковой и на 5-й, и на 7-й день терапии, а также не показало эффекта в плане воздействия на клинические проявления заболевания (продолжительность госпитализации, нормализация температуры, радиологические признаки выздоровления). Данные результаты позволяют думать об отсутствии вирусологического или клинического смысла (как в контексте лечения, так и профилактики) применения гидроксихлорохина для целого ряда вирусных инфекций, о чем было заявлено исследователями, в работах которых гидроксихлорохин лишь иногда оказывал некоторое влияние на репликацию вируса. В заключение, несмотря на сообщаемую противовирусную активность гидроксихлорохина против COVID-19 in vitro, мы не обнаружили доказательств сильной противовирусной активности или клинической пользы комбинации гидроксихлорохина и азитромицина в лечении пациентов с тяжелой формой COVID-19. Проводимые рандомизированные клинические испытания с гидроксихлорохином должны дать окончательный ответ относительно предполагаемой эффективности этой комбинации, а также оценить ее безопасность.

Источник:

Molina JM, Delaugerre C, Goff JL, Mela-Lima B, Ponscarme D, Goldwirt L, de Castro N, No Evidence of Rapid Antiviral Clearance or Clinical Benefit with the Combination of Hydroxychloroquine and Azithromycin in Patients with Severe COVID-19 Infection, Médecine et Maladies Infectieuses (2020)

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.