Алтарь Науки
Автор: Д-р Менгеле
Редакция: Елена Бреславец
 

Алтарь Науки

Нам посчастливилось жить в удивительное время. За последние 15 лет в медицине мы узнали больше, чем раньше не могли бы узнать и за полстолетия. Экстракорпоральное оплодотворение, преимплантационная генетическая диагностика, бионические протезы, выращивание органов, генная терапия, эпигенетическое перепрограммирование стволовых клеток, — каждый день совершаются все новые, более глубокие и поразительные открытия.
Но путь к этому зениту научного прогресса был очень и очень тернист и извилист, и проходил он через сложные хребты и пугающие мрачные чащи… Неутолимая жажда знаний всегда толкала людей на порою безрассудные и даже безумные поступки: в погоне за интеллектуальным интересом некоторые исследователи возложили немало жертв на «алтарь науки» и совершили множество непоправимых ошибок.

Мир знает немало врачей, которые сами заболели, альтруистично исполняя свой долг. Но были и те, кто сознательно заражал или наносил вред, чтобы проверить гипотезу экспериментом.

Фредерик Прескотт
1946 год
Фредерик ввел себе 30 мг d-тубокурарина, что привело к его полному параличу. Только срочные реанимационные мероприятия, оказанные коллегами, помогли избежать его гибели. Рисковал он не напрасно, так как он являлся одним из тех ученых, в результате чьих исследований стало возможным применение кураре в анестезиологии.


Йозеф Майстер участвует в эксперименте Пастера
1946 год
6 июля 1885 года Луи Пастер ввел 9-летнему Йозефу Майстеру, которого покусала бешеная собака, вакцину против бешенства, имея при этом только успешные опыты на животных. Мальчик выжил, а пастеровская вакцина в дальнейшем вошла в мировую практику.


Барри Маршалл
2005 год
Австралийские ученые Робин Уоррен и Барри Маршалл выдвинули предположение, что бактерия Helicobacter pylori, а не стресс или острая пища, служит основной причиной гастрита и язвы желудка. Для подтверждения этого Барри Маршалл выпил содержимое чашки с культурой этих бактерий, после чего у него развился гастрит. В 2005 году Уоррен и Маршалл за свои работы по Helicobacter pylori получили Нобелевскую премию.

Однако порой подобная самоотдача приобретала налет абсурдности:

Румынский судмедэксперт Николаус Миновичи проводил опыты по самоповешению: чтобы описать состояние, возникающее при асфиксии, он имитировал удушения, которые чуть не стоили ему жизни. В ходе его работ выяснилось, что максимально возможное время повешения составило 26 секунд, а после опыта боли при глотании сохранялись более 10 дней.

Также примечательна история шотландского хирурга Роберта Листона, впервые применившего эфирный наркоз для обезболивания серьезной и объемной операции, а также известного как «самый быстрый нож в Вест-Энде» — он мог ампутировать ногу за две с половиной минуты (в то время как Пирогов делал подобные операции за 3–4 минуты). Но, несмотря на уникальный талант, стараниями его современников об этом хирурге закрепилась анекдотичная слава мясника, который на скорость кромсает пациентов с летальностью в 300 % (якобы два ассистента погибли от заражения после пореза от рук их маэстро).

Но в то же время на протяжении всей истории медицины благородство и доблесть граничили с неоправданной жестокостью и безжалостностью. Самоотверженный подвиг одного гения в глазах общества с лихвой затмевался бесцельными происками другого невежды и самодура.

Достаточно обратиться к ужасам недавнего прошлого: изыскания врачей нацисткой Германии, эксперименты легендарного Отряда 731,  исследования сифилиса и опыты над чернокожим населением в американском городе Таскиги и в Гватемале, карательная и политизированная психиатрия Советского Союза, — эти и другие прецеденты породили множество споров и оставили после себя «богатое» наследие. На самом деле львиной долей того, что мы знаем о экстремальной медицине, мы обязаны опытам, проводимым в концентрационных лагерях и японских лаборатория Исии Сиро, красноречиво названных «Кухней Дьявола». Ведь именно в холодных и пропахших кровью стенах проводились научные исследования, создавались вакцины против вирусов тифа и риккетсий, эпидемической геморрагической лихорадки, маньчжурской лихорадки, клещевого энцефалита, вируса бешенства и натуральной оспы; изучались способы лечения ожогов и обморожений, определялись потолки для летчиков в различных условиях и так далее.
VhMOwk_tUM0
Жестокие эксперименты отряда 731.

Одним из классических опытов «кухни дьявола» была вивисекция. В лабораторию приводили человека, вводили ему анестезию (что не всегда осуществлялось), вскрывали и виртуозно разделяли на органы, чтобы ничего не повредить. Это делалось с разными целями: например, на вскрытом, но еще живом человеке можно было изучить, как размножаются внутри организма бактерии-возбудители той или иной болезни. Одному просто прививали чуму, другому прививали чуму и давали сыворотку, третьему — другой вид сыворотки, и сравнивали результаты. Так выяснялась эффективность вакцин.  Хирурги, натренированные на подобных работах, впоследствии стали очень, очень хорошими врачами и спасли множество жизней. Но еще больше жизней спасли вакцины, разработанные японцами. Победа над холерой, окончательная расправа с чумой и тифом — во многом это заслуга Отряда 731. В тоже время именно благодаря изысканиям немецких врачей и анатомов времен Третьего Рейха мы узнали о болезни Галлервордена-Шпатца или, как ныне ее принято называть, нейродегенерация с отложением железа в мозге, опуская имена открывателей, которые проводили свои исследования на образцах мозга убитых в ходе нацистской программы умерщвления в газовых камерах психически неполноценных людей в шести «центрах эвтаназии» Германии и Австрии.
S1xD-SS7atc
Также немало известен Зигмунд Рашер, проводивший эксперименты по обморожению: узников погружали в ледяную воду — одних по грудь, других — по шею, третьих — вниз затылком. Смерть наступала в разное время. Некоторых пытались реанимировать — в итоговом отчете Рашер подробно описывал методы спасения людей, переживших тяжелую общую гипотермию. Исследовались местные обморожения и холодные ожоги: людей обливали холодной водой и выставляли на мороз, доводили конечности до обморожения различной степени тяжести и всячески пытались вернуть их в нормальное состояние. Как уже говорилось, в Японии проводились похожие опыты. Именно немецкие и японские отчеты до сих пор служат базовым материалом для лечения обморожений и реанимации пострадавших от переохлаждения людей. Можно ли было достигнуть таких результатов без человеческих жертв? Неизвестно. Тот же Рашер инициировал серию опытов по выяснению практического потолка для летчиков путем заключения подопытных в герметичных камерах и создания там разрежения воздуха. В барокамере моделировались условия, существующие на различных высотах до 20 километров. Отряд 731 проводил точно такие же опыты, только порой доводил их до абсурда: воздух из камеры выкачивали до такой степени, что человека внутри просто разрывало.

Судьба огромного количества научных трудов того времени до сих пор широко обсуждается. Так, популярный и сегодня у многих немецких студентов-медиков анатомический атлас Пернкопфа, заслуживший признательность не одного поколения врачей за свою полноту и качество, служит предметом споров, поскольку его автор был ярым нацистом, а иллюстрации в его книге были созданы на основе трупного материала жертв Холокоста.

Возникает множество этических вопросов, но не нам давать на них ответы: ведь моральные устои и нравственные ценности всегда будут подобно оковам сдерживать науку, а хорошо это или плохо, каждый решает сам.

Конечно, сегодня ситуация изменилась. Права человека регулируются многочисленными конвенциями и законами, и в наши дни уже трудно представить подобные бесчеловечные эксперименты, в которых более и нет никакой необходимости. В настоящее время умы прогрессивной общественности захлестнула неистовая волна трансгуманизма, подняв своим гребнем особо острые вопросы будущего. Теперь мы не слепо несемся стремительным локомотивом в неизвестность, подобно нашим предкам в XX веке, а, напротив, с полным осознанием всей важности нашей миссии и памятью об ошибках наших предтеч, создавших, если хотите, все для этого предпосылки, мы с полной готовностью и безудержным интересом вступаем в Новую Эру. Сегодня интерес исследователя ограничен разве что биоэтикой, и перед нами, наконец, открылся широкий спектр безграничных возможностей. c6g 

Источники:

1. http://en.wikipedia.org/wiki/Robert_Liston

2. http://www.slate.com/articles/life/history/2013/11/nazi_anatomy_history_the_origins_of_conservatives_anti_abortion_claims_that.html?src=longreads

3. http://www.madsciencemuseum.com/msm/pl/minovicis_hanging_experiments

4. http://www.pasteur.fr/ip/easysite/pasteur/en/press/press-kits/rabies/louis-pasteur-and-rabies-vaccination

5. http://naturespoisons.com/2014/05/13/curare-from-paralyzed-to-anesthetized-tubocurarine/