Впереди паровоза: как рациональное нововведение превращается в пытку
Автор: Василий Леостров
Редакция: Михаил Гусев, Елена Лисицына, Cornu Ammonis, Виктория Соколикова
Оформление: Никита Родионов

Информация взята из открытых источников, таких как «РИА Новости», паблик «Аккредитация Врачей», портал «Медвестник», а также из публичных выступлений и непосредственно текстов приказов, опубликованных на сайте «ГАРАНТ»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

7 июня 2017 года в действие вступил приказ Минздрава №212н и жизнь студентов-медиков изменилась навсегда. Medach уже писал об этом в статьях — «Dies Irae» и «Dies Irae: год спустя», где разбирал документы, рассказывал истории выпускников вузов и даже анализировал распределение бюджетных мест в 2017 году. Однако спустя год и две волны аккредитации вполне вменяемое нововведение стало обрастать новыми механизмами, бюрократическими проволочками и откровенным советским садизмом, и на данный момент превратилось в химеру из обязаловки, истеричной погони вузов за рейтингом и технократическим подходом.

Быль

Автор этих строк сам сдал аккредитацию летом 2018 года и в полной мере ощутил всё вышеперечисленное — ещё зимой 2017 года вуз провёл первую тренировку по сдаче теста. Вокруг этого теста ходило множество легенд, рожденных выпускниками, отзывами в интернете и преподавателями университета, которые страшно пучили глаза и грозили исключением за провал на тренировочном (!!!) тесте. В дальнейшем были проведены ещё две тренировочные попытки написания теста и последняя (третья по счёту) попытка оправдала негативные ожидания студентов: всех несдавших 3-ю попытку хотя бы на 70 баллов в итоге отправили к декану (причём даже тех, кто до этого писал на 71 балл и выше, но на третьей попытке сдали позиции или просто не пришли), а затем заставили писать объяснительные, в которых студенты искренне раскаивались в содеянном и вымаливали ещё одну попытку сдать тест. Спустя какое-то время испуг сменился откровенными пофигизмом и наплевательством — студенты ходили на тест через раз и сдавали тест кое-как, прибегая к микронаушникам, подсказкам и мобильным телефонам. Итог прост — даже самые ленивые и откровенно тупые студенты сдали тест, хоть и с седьмой попытки.

Отдельно я бы хотел остановиться на рассказе об аттестационном центре, где мы тренировались, а в дальнейшем проходили второй и третий этапы аккредитации. Это была новая пристройка к старому зданию, которая была похожа на ультрамодный пластырь с гепариновой мазью на чёрной от гангрены ноге, где находились новые манекены, множество техники и молодой в своей массе персонал, который контролировал весь процесс тренировок. Всё бы ничего, но к тому моменту, когда мы приступили к тренировкам, часть аппаратуры не работала или работала со сбоями, а в один прекрасный момент, когда кто-то из студентов выразил недовольство таким положением дел и организацией тренировок, официальная группа центра аккредитации во «ВКонтакте», в которой публиковалась вся необходимая для студентов информация, добавила всех её участников чёрный список и никого не принимала. В итоге лично я попал в информационную группу в день государственного экзамена, когда написал одному из администраторов сообщества с просьбой меня добавить, чтобы иметь возможность посмотреть результаты.

Пара слов о государственном экзамене: он был репетицией аккредитации — с тестом, станциями и задачами. Его проведение в таком формате было крайней удачной идеей — несмотря на то, что лично у меня, пока я проходил станцию СЛР, сломался истрёпанный манекен (у бедняги отвалилась челюсть и мне пришлось дышать прямо в образовавшуюся дыру), я понял, что меня ожидает дальше, и страх перед аккредитацией отпал в принципе. К практическим навыкам и задачам все подошли максимально расслабленно, выучив только тест, и в итоге не прогадали — хорошие баллы за тест помогли при поступлении в ординатуру. Сама же атмосфера экзамена после госов была гораздо приятнее — исчезло давление со стороны вуза и студенты, смотря на незнакомых им преподавателей и врачей, спокойно сдавали экзамен.

Сама аккредитация выглядела так — 3 этапа, разбросанных по разным дням и, в моём случае, по месяцам. Первый этап — тестирование. Всё просто: в определённый день и час приходишь в компьютерный зал и под строгим контролем комиссии и их помощников пишешь тест. Списать было реально, сам я не списывал, но после диктовал товарищу ответы через микронаушник. Второй этап — практический. Ничего сложного — у вас есть 5 станций или, проще говоря, ситуационных задач, в которых вы строго по алгоритму повторяете определённые действия. После нескольких тренировок все действия оседают в памяти и сложности этот этап не представляет, возможны проблемы лишь для людей, которым может не повезти с манекеном на СЛР, который окажется слишком тугим или сломанным. Сдача такая же — в расписании для вашего вуза будет написано куда и во сколько подойти. Третий этап — задачи и собеседование. Самый лёгкий этап экзамена. Приходите в определённое время в аудиторию, где вам выдадут условия трёх ваших задач. Решаете их и спокойно идёте отвечать в другую аудиторию, где вас ждёт комиссия из трёх различных специалистов, которые будут слушать ваш ответ и — тут как повезёт, — либо молча кивать, либо задавать вопросы.

Я сдал все этапы одним из первых — мне повезло с фамилией и я вызвался добровольно пройти 6-ю станцию «Сбор анамнеза». Станция выглядела так — я зайду в аудиторию, там будет сидеть ХИТРЫЙ пациент, который будет меня водить по зачарованному кругу из ложных симптомов, а я, как настоящий профессиональный детектив, должен раскусить её и поставить правильный диагноз, чтобы потом вбить информацию о «пациенте» в компьютер в течение десяти минут. Забавная деталь — одно из обязательных условий, прописанных в паспорте станции, — смотреть пациенту в глаза не менее 50% от всего времени разговора с ним. Уж не знаю, чтобы со мной было бы, если бы я смотрел 49% времени или ещё меньше, но эта станция не оценивалась. Еще забавный факт: я попал на неё абсолютно случайно. Нашей старосте сказали, что участие в этой станции обязательно и нужно всей группе подписать согласие. Я в тот день болел и мои одногруппники подписали согласие за меня, а потом, как узнали, что можно отказаться от этой станции, сами подписали отказ. Всё это время я понятия не имел о том, что я что-то там подписывал и спокойно готовился к первому этапу аккредитации — тестированию.

Вот здесь нужно остановиться и рассказать об организации первого этапа: написав тест и отправив результаты под бдительным контролем организаторов (которые сами запутались в своей же схеме отправки результатов и просто подходили к написавшим тест людям, которые заранее поднимали руки), студент отправлялся восвояси и должен был ждать результатов после 14:00 того же дня. Первый этап аккредитации начинался в 9:00 и со всеми задержками и мытарствами заканчивался примерно в 10:30, чтобы в 10:45 успевала зайти следующая партия сдающих. Таким образом, эта карусель крутилась словно на транквилизаторах и с опозданием примерно в полтора часа выдавала результаты теста, которые вывешивались в группе аттестационного центра.

Второй этап был куда более весёлым и задорным, чем тестирование. Заняв своё место в очереди в 8:30 и зайдя в аттестационный центр в 8:45 со своим паспортом станций (бумагой, на которой расписан порядок прохождения экзамена), я очень удивился — человек, который должен был запустить станцию СЛР (которая была у меня первой в списке) ещё не пришёл и запустить станцию просто некому. Спустя минуту из кабинета организаторов вышел заведующий центром, дал мне лист А4 с определённым набором цифр, который я должен был показывать в камеру при входе на станцию. На мой вопрос кто будет принимать у меня станцию мне никто так и не ответил. Один из студентов остался ждать, чтобы я сдавал станцию СЛР, на которую был экстренно перенаправлен человек, принимавший одну из станций. В этот раз манекен не сломался, зато на других станциях не работали все тонометры и жгут, который я должен был накладывать на резиновую руку, во время внутривенной инъекции, тоже был сломан. Компьютер на одной из станций повёл себя максимально подло — в тот момент, когда я попытался забить туда данные, он просто перезагрузился и, пока я квадратными глазами смотрел на надпись «перезагрузка», оператор сообщил мне, что время прохождения станции закончилось и мне нужно переходить на другую станцию. Пройдя через все эти технические неполадки, я дошёл до экспериментальной станции «Сбор анамнеза», где тоже не обошлось без приключений — девушка, игравшая пациента, забыла свою роль, постоянно смотрела в телефон, а под конец запаниковала и выдала мне правильный ответ, чтобы я успел его забить в компьютер до того, как выйдет время.

Наконец, подошёл третий этап и он был, на мой взгляд, самым простым — в некоторых аудиториях студентов даже не спрашивали, а молча кивали головой или же наоборот, внешне демонстрировали неодобрение, чтобы студент нащупал нужное русло ответа и ответил на задачу. Я попал в аудиторию с двумя задачами по кардиологии к кардиологу, кардиохирургу и торакальному хирургу, которые, пусть меня и гоняли по вопросам, дойдя до гистологии и биохимии, но сразу мне сообщили о том, что всё в порядке и о том, что я успешно завершил сдачу аккредитации. Те, кому повезло меньше, спокойно пересдали задачи со второй или третьей попытки и навсегда забыли об этом недоразумении.

После завершения аккредитации мы стали ждать выписок, чтобы с ними отправиться в отделы ординатуры интересующих нас вузов, и тут нас снова ждала «радость» — огромная, душная аудитория, забитая людьми при тропической жаре. Пока заведующий аттестационным центром выдавал выписки в совершенно разнобойном порядке, я успел три раза покурить, один раз сходить в магазин, поесть и полностью посмотреть полуторачасовой концерт группы Heilung.

Что касается студентов, то они оставались студентами. Кто-то перед тестированием кушал ноотропил пачками в надежде, что его вот-вот торкнет и что он сможет после сдачи теста на 100 баллов сразу пойти писать диссертацию и уже завтра получить Нобелевскую премию. Иные же подошли к делу настолько расслабленно, что их зрачки, не успев сузиться, так ярко отсвечивали от монитора, что наверняка засветили пару камер, которые следили за студентами. Ну и конечно, особые граждане в критической ситуации лишь подтвердили свой статус — в надежде поднять себе результат хотя бы на пару баллов, они начали стучать на товарищей, которые сдавали не совсем честно. Но вышел казус — делали они это в группе «Вконтакте» и их имена всем стали известны. Заведующий центром весьма едко ответил им, что, так как вуз не имеет здесь власти и наказать студентов не может, то обращение к аттестационному центру было бессмысленным, но их поступок не был забыт теми, кого они хотели продать ради циферок на бумаге. Нет, никто не стал их бить или портить им жизнь, просто на вручении дипломов их встречала либо звенящая тишина, либо неодобрительный гул. И поделом.

Как можно охарактеризовать быль? Просто — ничего сверхсложного и болезненного, но весь позитив улетучивается после давления вуза, обязаловки и ужасной организации. Таким образом, как таковых проблем с САМОЙ аккредитацией не было — обычный трёхэтапный экзамен с применением новых технологий. А остальных ждёт светлое будущее, которое, проступая сквозь туман войны, видится членом расстрельной команды из произведения «Щепка»: в заляпанной кровью кожанке, сигаретой во рту и маузером в руке, показывающим на стенку и говорящим прокуренным голосом — «Следующий!»

Будущее

Тут заканчивается мой субъективный опыт, который может показаться кому-то чересчур эмоциональным и сугубо отрицательным, но, когда вы прочтёте следующие положения, вы, скорее всего, так считать не будете. Начнём с изменений, которые коснутся организации:

  1. Специализированный 3 этап аккредитации для 13 специальностей к 2019 году изменится — педиатры, инфекционисты, терапевты и кардиологи получат пока неизвестные науке интерактивные кейсы [2]. 31 октября стало известно, что гинекологов и терапевтов будет ждать специализированный второй этап аккредитации с новыми ситуациями [5]. Гинекологов, анестезиологов, гастроэнтерологов, семейных врачей, онкологов, психиатров, рентгенологов, судмедэкспертов и хирургов будет ожидать специализированное собеседование [2, 6].
  2. По сведениям на 26 октября изменение сроков ординатуры коснётся всех вышеперечисленных 13-ти специальностей, а также бакалавров и магистров по специальности «Здравоохранение и медицинские науки» [6]. Также есть предложения от руководителя ФГБУ «НМИЦПН им. В. П. Сербского» Минздрава России Зураба Кекелидзе об увеличении сроков ординатуры для психиатров до 3 лет [8] и предложение Минздрава РФ о сокращении ежегодного количества выпускников-пластических хирургов и внедрении для этой специальности пятилетней ординатуры [10].
  3. Также произошли изменения в перечне квалификаций специалистов с высшим образованием — фельдшер теперь будет обязан получить высшее образование по специальности «Лечебное дело», спортивные врачи, медицинские реабилитологи, рентгенрадиологи и специалисты по экстремальной медицине также обязаны иметь высшее образование по специальностям «лечебное дело» или «педиатрия», а после — пройти профессиональную переподготовку в ординатуре по соответствующей специальности [7]. Для будущих микробиологов дела обстоят следующим образом — им может стать выпускник медицинского вуза, имеющий высшее образование и закончивший лечфак, педиатричку или медпроф и имеющий специальность по медицинской биологии, кибернетике и другим специальностям с приставкой «медицинская» [8].

Если взглянуть на масштаб изменений, становится ясно, что это только начало серьезной реформы образования и медицины в целом — организационные изменения в общей сложности коснулись 21 специальности, и изменения эти касаются процесса сдачи экзамена, организации и сроков обучения. Но это ещё цветочки, дальше больше — откровенно негативные новости для тех, кто будет сдавать экзамен в дальнейшем:

  1. Директор департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении Татьяна Владимировна Семёнова заявила, что с 2019 года вопросы с правильными ответами в формате pdf публиковаться не будут [1].
  2. В том же выступлении Семёнова заявила, что будет либо вестись прямая трансляция аккредитации, либо студентов будут ждать металлоискатели, рамки и детальный досмотр аккредитуемых при входе на экзамен [1].
  3. Самое интересное — в рамках проекта «Медицинские кадры России» к 2024 году планируется укомплектовать поликлиники врачами и медсёстрами на 95%, а заодно вовлечь в систему непрерывного образования медицинских работников аж 1,88 миллион человек, чтобы погасить дефицит кадров. [2]

И тут вырисовывается классическая картина маслом: дефицит кадров — есть, с ним мириться, конечно, нельзя, а потому нужно срочно его залатать, причём любыми средствами. Причём не до конца ясно, как заполнение поликлиник врачами и медсёстрами на 95%, а заодно и больниц, где вместо одной медсестры, бравшей на себя 60 коек, будет 4, которые возьмут на себя 15 [4], приведёт к исполнению майских указов Владимира Путина о повышении зарплат медицинских работников, но это, конечно, детали.


Анна Аккредитацина

Имея опыт прошлого и очертания будущего, грешно не попытаться соединить их, чтобы сделать какой-никакой прогноз и проанализировать, куда едет наш паровоз и попадёт ли Анна Аккредитацина под поезд.

Отсутствие ответов против их наличия — очевидно очень плохая идея. По словам Семёновой, это делается для ОБЪЕКТИВИЗАЦИИ процесса аккредитации, но тогда встаёт вопрос — каким образом отсутствие правильного ответа, известного студенту, приведёт к улучшению процесса аккредитации? Нет, конечно, сами преподаватели весьма нелестно отзывались об условиях задач и правильных ответах (автору этих строк прямо во время сдачи экзамена сказали, что комиссии плевать на то, что написано в ответах, потому что там написана чушь, а на госах он смеялся вместе с комиссией над условиями задачи), НО разве это решение проблемы? Это как если бы у вас треснул экран телефона и пользоваться им стало неудобно, но при этом он работает и выполняет свои функции, а вы бы в принципе отказались от мобильных телефонов из-за этой некритической поломки. Вместо решения проблемы плохо написанных задач мы получили радикальное и, на мой взгляд, неуместное решение, которое только усугубило ситуацию. Но не стоит сбрасывать со счётов классический вариант развития в условиях постсоветской реальности — всем будет наплевать и третий этап аккредитации превратиться в простую формальность, где даже ответа правильного не существует.

Усиление наблюдения за студентами — для студентов, которые не планируют списывать или иным способом жульничать, это вообще не проблема, разве что ещё одна нервотрёпка в плане эмоционально негативного воздействия на тебя перед экзаменом. Остановит ли эта мера тех, кто попытается списать? Конечно, нет. Эти люди идут на риск осознанно; сколько рамок ни поставь, всё равно найдётся способ их обойти; сколько бы глаз за тобой ни наблюдало, всегда найдётся тот, кто уйдёт от ока Саурона, какие бы страшные меры и последствия не грозили студенту за списывание, всегда найдётся тот, кто рискнёт и воспользуется правом на вторую попытку. И тут снова встаёт вопрос о реализации — откуда у вузов, Минобра или Минздрава такие средства, чтобы охватить огромную сеть медвузов всей страны рамками и средствами по наблюдению? Что помешает устаревшим зданиям с древней проводкой в какой-то момент просто сгореть и отрубить помимо рамок, камер и жучков, те же самые компьютеры, на которых сдаются тесты? Но все эти вопросы снова смогут нивелироваться тем, что все эти нововведения так и останутся на бумаге, а проверять студентов на входе будет баба Глаша с половой тряпкой, телосложением Титаника и суровым взглядом выпускника колледжа, которому сказали, что колледж — это ПТУ.

Собеседование и интерактивные кейсы для определенных специальностей — судя по тому, как написаны пока ещё сырые паспорта для терапевтов и гинекологов, основные изменения и корректировки ещё впереди, и это плюс — будут учтены ошибки, которые были совершены при написании предыдущих паспортов станций и иные прошлые затыки на этом этапе. Также, нет ничего плохого, если ты уже выбрал своё направление и тебе будет предложено пройти спецзадания по этой же специальности. Основной вопрос, опять же, в реализации этой идеи — как будут оцениваться ответы и действия студентов? Будут ли паспорта доделаны в срок, чтобы студентам не пришлось экстренно доучивать какие-то важные пункты непосредственно перед экзаменом? Смогут ли вузы предоставить необходимое оборудование и помещения для прохождения специализированной аккредитации?

Каким образом будет происходить сдача экзамена — будут ли сдавать все специальности в один день по алфавитному списку или будет для каждой специальности будет выделен свой день? Будут ли привлечены к аккредитации сотрудники определённых кафедр или всем этим также будет заниматься сотрудники аттестационных центров? Результат нововведения может быть как и положительным, тогда это прекрасно и остаётся только порадоваться, так и отрицательным, тогда мы получим очередную кашу из непонятных пунктов, странных требований и плохой организации.

Изменение сроков ординатуры — пока это только предложения экспертов и минздрава, но даже среди них заметна разная мотивация. Если эксперты от врачебного сообщества выступают за увеличение срока ординатуры, чтобы будущие спецы обросли опытом и знаниями, то минздрав просто хочет сократить число выпускников определённых специальностей. Чья мотивация победит и как будет организован учебный процесс также не ясно, а потому это просто игра ребёнка с неизвестным предметом. Мы ничего не знаем о деталях этой планируемой реформы, а потому особого смысла строить предположения нет.

Проект «Медицинские кадры России» и его реализация — если ваша мечта — быть узким специалистом в конкретной специальности, то она может рухнуть сильнее, чем курс рубля во время чёрного понедельника, потому что у государства на вас другие планы. Государство хочет залатать дефицит кадров максимально топорным и жестким способом — засунуть в поликлиники максимальное количество специалистов и медсестёр. Очевидно, что вузы и Министерства подчинены государству, а потому будут всецело способствовать выполнению проекта, ставя препятствия для тех, кто хочет поступить в ординатуру или массово выдавая целевые направления в провинцию или критические места. Рассчитывать на то, что огромная государственная машина, взявшая один курс, быстро перестроится обратно и в случае чего, изменит свой курс, глупо. Мы стоим перед очевидным фактом — планы государства одни, а ваши — другие. Таким образом, чтобы попасть в ординатуру, вам придётся приложить куда больше усилий, чем сейчас. С одной стороны, это может привести к тому, что в ординатуре будут учится одни гении и учёные с мировым именем, но с другой, если вспомнить те условия, в которых мы живём, то ничто не помешает людям со связями и деньгами обходить даже усложненные преграды, тем самым создав их для обычных студентов.

Таким образом, с одной стороны, если организация экзамена окажется адекватной, то боятся аккредитации также не стоит, но объективная реальность и то, что я видел своими глазами, не даёт моему мозгу не сделать пессимистический прогноз. Государство хочет реформировать Министерства Здравоохранения и Образования, чтобы достичь своих целей — сокращение расходов, улучшение качества работы всей системы и ориентацию на сильное первичное звено. Может ли тягаться обычный студент с государственной махиной? Ответ очевиден — поезд переедет Анну Аккредитацину и даже не заметит.

Однако заканчивать статью на столь откровенно минорном аккорде, сыгранном на бас-гитаре «Урал» без 2-х струн как-то совсем не хочется, а потому стоит отметить и интересное предложение, поступившее от депутатов Законодательной думы Хабаровского края. Господа депутаты предлагают разрешить выпускникам медицинских вузов занимать должности врачей скорой помощи и уже послали соответствующие бумаги на имя заместителя председателя Правительства РФ Татьяны Голиковой [3]. Правда, подобное предложение продиктовано не заботой об интересах выпускниках медвузов, а банальным дефицитом кадров среди сотрудников СМП и подобное предложение в прошлом году было отклонено, но когда вспоминаешь, что живёшь среди выжженного Русского поля экспериментов, то и удивление от принятия или непринятия подобной инициативы уходит, оставляя лишь надежду, что аккредитация не превратится в очередной ЕГЭ, только с ещё более странной и кривой организацией.

Обсуждение статьи на форуме: http://forum.medach.pro/t/obsuzhdaem-akkreditacziyu-i-statyu-vperedi-parovoza/762

Источники

  1. Выступление Вероники Игоревны Скворцовой от 28.10.18 - https://vk.com/video-130002306_456239049
  2. - Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» или проект «Медицинские кадры России» - http://rosomed.ru/ckeditor_assets/attachments/1208/-_-2018.pdf (страница 3 и 30)
  3. - Обращение к Татьяне Алексеевне Голиковой от депутатов 29.10.18 - http://www.duma.khv.ru/?doc=270133685
  4. - На данный момент действует - (http://base.garant.ru/70344038/53f89421bbdaf741eb2d1ecc4ddb4c33/) Приложение к приказу Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2012 г. N 1183н - «Номенклатура
    должностей медицинских работников и фармацевтических работников С изменениями и дополнениями от 1 августа 2014 г.», к концу года (дата неизвестна) будет изменена - https://medvestnik.ru/content/news/Nomenklatura-medicinskih-doljnostei-doljna-obnovitsya-do-konca-goda.html, https://36i6.info/v-rf-budet-obnovlena-nomenklatura-medspetsialnostej/
  5. Сырые паспорта гинекологов - https://vk.com/doc289448560_479411475?hash=1bb5d18a514426d619&dl=8df18ee6d908cf16bc и терапевтов - https://vk.com/doc160945448_479586582?hash=1bf6a4c8d81d3dc2b0&dl=4a9ebd46afa5601d91, на второй этап аккредитации
  6. 26.10.18 - подготовлен проект - О внесении изменений в приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 22 декабря 2017 г. № 1043н «Об утверждении сроков и этапов аккредитации специалистов, а также категорий лиц, имеющих медицинское, фармацевтическое или иное образование и подлежащих аккредитации специалистов»
  7. - Перечень квалификация специалистов с высшим образованием востребованных практическим здравоохранением по результатам мониторинга рынка труда 2018 от 11.10.18 - https://vk.com/doc160945448_477596740?hash=8aa3832165e5a653d2&dl=177bf2eaf1a3876ea4 (страницы 1, 7, 8) 
  8. - Приказ минздрава от 8 октября 2015 года N 707н http://docs.cntd.ru/document/420310213
  9. - Статья РИА - Эксперт предложил вернуть в поликлиники психиатров и психотерапевтов - https://ria.ru/society/20181010/1530363212.html
  10. - Статья РИА - Минздрав намерен сокращать число выпускников-пластических хирургов в РФ - https://ria.ru/sn_health/20181017/1530872872.html