Красный код
Автор: Виктория Соколикова
Редакция: Вадим Миннигалиев, Евгений Касьянов
Оформление: Никита Родионов


      Алкоголизация российского населения уже прочно вошла в нашу культуру, закрепившись чуть ли не на фольклорном уровне. На сегодняшний день сомнений нет ни у врачей, ни у обывателей: алкоголизм в России — это эпидемия, а при любой эпидемии человечество склонно искать некий чудодейственный эликсир или обряд, который будто по мановению волшебной палочки избавит от всех проблем. В некоторых культурах практиковался шаманизм, в некоторых — жертвоприношения, русский же народ смешал эти явления самым причудливым образом.

      Кодирование. Загадочная процедура, о которой слышал, пожалуй, каждый, но, вопреки её относительной распространенности, мало представлял себе, что это вообще такое. Сразу же выкатим вам спойлер: кодирование не является научно обоснованным методом и не обладает никакой доказательной базой вообще, таким образом, непросто найти даже официальное определение данному явлению, так что попробуем вывести его самостоятельно. Итак,

Кодированием называется комплекс воздействий на высшую нервную деятельность алкозависимого человека с целью выведения у него отвращения и страха перед приемом алкоголя.

      В данной статье мы рассматриваем только кодирование против алкогольной зависимости, однако неспецифичность данного метода позволяет применять его и против табачной зависимости.

      Идея разработки кодирования как метода борьбы с алкозависимостью принадлежит советскому психиатру-наркологу украинского происхождения Александру Романовичу Довженко. В 1979–1980 годах в НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии им. В. П. Протопопова (сейчас это Институт неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины) Александру Романовичу пришла идея, которая была идеальна с точки зрения высшего медицинского руководства: метод не требовал привлечения медицинского оборудования и дорогостоящих препаратов. Кодирование органично вписывалось в тогдашний концепт советской психиатрии, где с больными никто особо не церемонился, находясь на стыке крайне жесткого психологического воздействия и карательной психиатрии. Советская модель алкоголизма заключалась в том, что алкоголизм — это социальная болезнь, являющаяся порождением капиталистической экономической системы и сопутствующей ей социальной несправедливости. Алкоголик — это и больной человек, и человек, который не желает трудиться на благо социалистической родины. По этой причине алкоголик нуждается в принудительном лечении и «трудовом перевоспитании» [4].

      Алкоголизм перестал рассматриваться как болезнь общества и стал восприниматься как преимущественно индивидуальное заболевание, требующее персонального воздействия.

      Пару слов о личности Довженко: доктор видел себя своего рода мессией, что можно отчетливо проследить в названии его книг: «Моё исцеляющее слово», «Возвращаю вас к жизни». Награды и премии — Заслуженный врач УССР, Народный врач СССР, Орден Дружбы народов, Почетный гражданин города Феодосия, где в честь доктора Довженко водрузили даже небольшой памятник. Разумеется, как и полагается начинающему чудотворцу, он был «необычным ребенком». И, разумеется, дар гипноза пробудился у него очень рано. Будучи маленьким, Саша своим взглядом был способен уговорить охранника в порту пропустить его на запретную территорию, чтобы посмотреть на корабли. Окончив семь классов, затем школу ФЗО, он устроился кочегаром на корабле, где наконец-то ему пришло осознание, что он обладает даром гипноза [4].

      В символичном 1984 году способ «лечения больных хроническим алкоголизмом по методу доктора Довженко» получает официальный патент и высокую оценку комиссии.

«Исключительных результатов достиг руководитель республиканского наркологического центра Министерства здравоохранения УССР А. Р. Довженко. А. Р. Довженко создал модель трезвости. Метод заключается в формировании в мозгу больного так называемой доминанты трезвости. Метод, разработанный и применяющийся А. Р. Довженко, дает удивительный эффект: от 82% до 93% лечившихся у него бросают пить, становятся полноценными людьми» [5].

      Сейчас в интернете легко можно найти описание данного патента под номером SU 1165392 А. Приведем некоторые выдержки из оригинального текста:

«После создания отрицательной психологической установки на алкоголь в течение 2–2,5 часов производят в течение 2–5 секунд раздражение блуждающего и тройничного нервов путем мануального воздействия на точки выходов этих нервов (точки Валле): foramen supraorbitale — у верхнего внутреннего края глазницы, foramen intraorbitale (sic! В тексте патента латинское название употреблено именно с такой ошибкой (intraorbitale вместо infraorbitale) прим.ред.) — под глазницей, foramen mentale — у переднего края конца нижней челюсти. Затем поверхность зева орошают хлорэтилом в количестве 0,2–0,3 мл в течение 1–2 секунд. После этого больной должен прополоскать рот и глотку водой».

«Больной 50 лет, … синдром зависимости с 27 лет. Лечился общепринятыми методами лечения. Ремиссии до 7–14 дней. …. После лечения (по вышеописанному методу Довженко — прим. ред.) больной не употребляет алкоголь уже в течение 12 лет» [6].

      Нам не удалось найти ни других вариантов оригинального текста, ни дизайна исследования, таким образом, можно предполагать, что в выборке при апробации метода участвовал … один человек.

      Труд научного сотрудника университета Иллинойс, Евгения Райхеля, дает более понятную и простую дефиницию кодированию:

«Механизм действия состоит в том, что врач убедительно говорит своему пациенту: “Если выпьешь — умрешь”. Данные методы используют “неведение людей” и их “веру” для поддержания страха, который заставляет людей воздерживаться от употребления алкоголя. “Подшивка” действует не в теле больного, а в терапевтическом сообществе, которое функционирует наподобие религиозной секты, индоктринирующей верования, необходимые для контроля, через организованный социальный ритуал. Контроль этот имеет обманчиво-добровольный характер, так как основан на иллюзии контрактных отношений. Его механизм состоит в профессионально организованном воздействии на тело пациента, а также его семью, финансы и образ жизни. Главным, самым парадоксальным и одновременно самым типическим в этом манипулятивном механизме является угроза смерти, которую через посредничество врача-профессионала применяет к самому себе пациент» [3].


Ничего личного, просто бизнес

      В настоящее время огромное количество наркологических клиник, как правило частных, предлагают широкий спектр процедур кодирования, оно же — “химзащита”. Было изучено множество сайтов клиник, предлагающих данную услугу, сравнены цены и описания процедур, принципов действия и побочных эффектов. В данном обзоре принято использовать следующую схему: принцип действия без прикрас и то, как описывает ту или иную процедуру заинтересованное в ренте лицо, то есть клиника. Стоит отметить причудливый интерфейс сайтов изученных клиник: огромные баннеры АКЦИЯ ПО ВЫВОДУ ИЗ ЗАПОЯ! ВЫВОД ИЗ ЗАПОЯ 24 ЧАСА СРОЧНО! А также забавный лексикон: “данный препарат идет по внутривенке”, “куда вшивают торпеду при кодировании?”, “кодирующий врач приступает к активации кода”. Рассмотрим некоторые из них сразу вместе с усредненным прайсом:


Кодирование по Довженко (от 8 000 рублей)

      Создание отрицательного условного рефлекса на алкоголь, отличающийся тем, что, с целью сокращений сроков лечения и предотвращения интоксикации организма, через 2–2,5 ч после начала создания отрицательного условного рефлекса больному производят раздражение блуждающего и тройничного нервов путем механического надавливания на точки Валле в течение 2–5 с, затем орошают поверхность зева и полость рта хлорэтилом в количестве 0,2−0,3 мл в течение 1–2 с [6].

      Описание процедуры клиникой. Основу запретительного эффекта методики составляет перепрограммирование структур коры головного мозга. Психотерапевтическая подготовка позволят врачу во время сеанса воздействовать при помощи стрессорных сигналов на клетки центральной нервной системы – нейроны. В результате участки корковых структур, вовлеченных в патологические рефлексы психической тяги, проходят психоформатирование. Специалист производит их перепрограммирование в противоалкогольные центры.



Эриксоновский гипноз (от 7 000 рублей)

      Милтон Эриксон, ставший, помимо прочего, основоположником такого же спорного, как и кодирование, нейролингвистического программирования, практиковал состояние транса, которое позже в его честь назвали «эриксоновским гипнозом». Его метод гипноза отличается от классического своей недирективностью: терапевт не дает клиенту инструкций и указаний, а помогает ему войти в особое состояние — транс, когда человек бодрствует и может активно общаться с терапевтом. В данном случае в ходе эриксоновского гипноза создается доминанта трезвости и животный страх перед употреблением алкоголя.

      Описание процедуры клиникой. После выхода из транса зависимый начинает исполнять все то, что внушил доктор.



Метод "Двойной блок" (от 6800 рублей)

      Заключается в комбинации двух методов, например, гипноз и химзащита. Одной из разновидностью является внутривенное кодирование и подшивка кодирововочного вещества под кожу (микрооперация).

      Описание процедуры клиникой. Антиалкогольный препарат после введения депонируется в органах на длительный срок. В случае контакта с алкоголем (если человек примет спиртное) в организме происходит отравление ядовитыми веществами. Они в большом количестве образуются в результате действия основного действующего вещества — Дисульфирама. Зная это, закодированный человек избегает приема спиртных напитков. Аналоги Дисульфирама входят в состав всех лекарств для запретительного лечения. Введение двух препаратов с идентичным влиянием — потенцирует взаимный эффект.



Дисульфирам

      Является ингибитором фермента ацетальдегиддегидрогеназы. Подавляя выработку данного фермента в печени, останавливает процесс распада этилового спирта до углекислого газа и воды на стадии ацетальдегида (уксусного альдегида), который является тканевым ядом. В результате накопления ацетальдегида в организме человека, употребившего спиртное на фоне приема дисульфирама, возникает острая интоксикация, которая сопровождается неприятными, болезненными ощущениями, такими как «приливы» крови к лицу, тошнота, рвота, общее недомогание, тахикардия, понижение АД. Такая реакция при употреблении алкоголя на фоне приема дисульфирама называется дисульфирам-этаноловой реакцией. В результате происходит выработка условно-рефлекторной реакции отвращения к вкусу и запаху этанола. Евгений Райхель в своей статье «Применение плацебо в постсоветском периоде», приводя интервью с наркологами, практикующими кодирование, указывает, что наркологи и сами обозначали внутривенное введение дисульфирама как эмоционально-стрессовую психотерапию.



Кодирование препаратом Торпедо (от 3500 рублей)

      По сути тот же Дисульфирам, препарат отечественного производства, показанный для внутривенного введения. При употреблении алкоголя на фоне «кодировки торпедой» отмечаются:

  • боли во всем теле;

  • гипертонический криз;

  • коллапс (острая сосудистая недостаточность с падением давления);

  • депрессия, необоснованные страхи, нарушения сна.


      Аналоги «Торпедо» заграничного производства также представляют возможность для вшивания под кожу через хирургический разрез ягодичной или подлопаточной области.

      Описание процедуры клиникой. «Торпеда от алкоголизма» — это психотерапевтическое лечение, подкрепленное введением лекарственного средства. Цель — сформировать внутренний психологический запрет на прием алкоголя.В сочетании с общим курсом терапии алкогольной зависимости, психотерапией «кодировка торпедой» помогает многим зависимым в ведении трезвой жизни. А современные теоретические разработки в области наркологии значительно повышают эффективность этого способа лечения.

      Стоит отметить, что «Торпедо» является одним из самых каноничных средств при кодировании, однако имеет множество аналогов, чье действие построено на том же принципе фармакодинамики дисульфирама: Алгоминал (от 6000 рублей), Аквилонг (от 5000 рублей), Эспераль (от 4000 рублей и от 8000 за вшивание препарата) и т. д.



Кодирование препаратом Продетоксон (от 32 000 рублей)

      Действующее вещество: Налтрексон + Триамцинолон. Продетоксон — комбинированный препарат, действующий длительно (до 8–10 нед.), содержит в своем составе антагонист опиоидных рецепторов Налтрексон и кортикостероид Триамцинолон, предназначенный для профилактики местной воспалительной реакции в области имплантации.

      За счет основного действующего вещества Налтрексона препарат конкурентно блокирует связывание агонистов или вытесняет их с опиоидных рецепторов, воздействует на опиоидные рецепторы всех типов и предупреждает или устраняет действие экзогенных опиоидных препаратов — опиоидных анальгетиков и их суррогатов (в т. ч. морфина, героина). Уменьшает или снимает симптоматику, вызываемую употреблением опиоидов.

    Описание процедуры клиникой.Препарат при алкоголизме действует на уровне опиоидных рецепторов. Блокада эндорфинов полностью убирает эйфорический эффект спирта, ради которого алкоголь и употребляется. Пить его становится бессмысленно. Более того, в сочетании с препаратами, вызывающими нарушение распада спирта на уровне алкогольных ядов, у пациента возникают крайне негативные ощущения и плохое самочувствие.


Провокация при кодировании (от 900 рублей)

      Дешево и очень, очень сердито. Над человеком открыто и по-менгелевски издеваются. После того как закончили процесс кодирования, пациент принимает малую дозу (около 100 мл) спиртного. Естественно, через короткое время в ответ на поступивший в организм алкоголь начинает развиваться специфическая аллергическая реакция и человека колбасит так, как должно. Описаны случаи острого инфаркта миокарда, вызванного антабус-эффектом.

      Описание процедуры клиникой.Следует учитывать, что это реакция только на небольшое количество выпитого алкоголя. Таким образом, больной, прошедший кодирование и провокацию, убеждается, что слова врача — правда.



Выпьешь — сдохнешь

«- Прежде чем тебе её [химзащиту] введут, ты пишешь расписку о том, что тебе дали такой-то препарат и за исход, если ты будешь пить, врачи отвечать не будут. Ты получил его на год и должен этот год выдержать, если хочешь жить. И это еще хорошо, если ты сразу умрешь, а если тебя парализует или еще что-то хуже?»

      Евгений Райхель, научный сотрудник университета Чикаго, описывает кодирование как сугубо постсоветское явление: нигде в мире подобная практика больше не известна. В своем труде «Применение плацебо в постсоветском периоде» Евгений Райхель подробно описывает психологический момент воздействия, особо подчеркивая следующий крайне любопытный момент: в то время как во всем мире Дисульфирам использовался строго как медицинский препарат, в странах бывшего соцлагеря он являлся средством психотерапии, карающим мечом трезвости, должным постоянно напоминать о неотвратимости наказания за употребление алкоголя. К алкозависимым можно относиться по-разному, но, пожалуй ни один метод борьбы с пьянством нельзя назвать столь же уничижительным и унижающим природное достоинство любого человека как кодирование. Мало того, что человека «лечат», открыто издеваясь над ним и заявляя, что «выпьешь — сдохнешь»: его одурачивают за его собственные (и немалые) деньги.

      Отношение алкозависимого к процедуре кодирование зависело от его собственного опыта лечения и общего настроя его окружения. Как правило, инициаторами выступали родственники: родители или жёны, что уже исключало некий элемент добровольности, лежащий в основе любого исцеления. Для оправдания применения химзащиты врачи использовали многочисленные стратегии от цитирования статистических данных о её «эффективности» до выдумки рассказов о совершенно особом, подходящем исключительно для культурной среды России методом лечения: доминирующе-сабмиссивные отношения врача и пациента в условиях российской реальности времен расцвета «кодирования» (90-ые, 00-ые) отлично подходили под концепцию химзащиты, где в роли «защищаемого» — безвольный, грешный, больной человек, а в роли “защитника” — всемогущий и всеведующий доктор, подчиняться которому необходимо беспрекословно. Иными словами, врач, пользуясь своим авторитетом, вполне имеет право запугивать пациентов.



Сциентистски декорированное шаманство

      Тяжело представить себе более коммерциализированную отрасль медицины, чем наркология. Теперь представьте себе коммерциализацию наркологии в условии хронического российского алкоголизма начала нулевых. В условиях дикого ажиотажа, спроса и конкуренции владельцы клиник были готовы на все, чтобы переманить клиентов именно к себе. В ход шел нехитрый прием: заявления, дискредитирующие конкурентов как манипуляторов, сектантов и шарлатанов.

«Один психиатр, ведущий частную практику, объяснял мне, что применение им методов подсознательного внушения представляет собой один из немногих примеров использования “настоящей” технологии в клинической практике. Попытки остальных он описывал довольно иронично, в лучшем случае как плацебо-терапию» [3].

      Сейчас, когда истерия немного утихла (то ли люди стали меньше пить, то ли поумнели), клиники козыряют инновационными авторскими методиками, полной анонимностью, доступными ценами, а также услугами мгновенного вывода из запоя 24 сутки, 7 дней в неделю.

      Евгений Михайлович Крупицкий — профессор, д.м.н., врач психиатр-нарколог высшей категории, главный нарколог Ленинградской области, руководитель лаборатории клинической фармакологии аддиктивных состояний в институте фармакологии им. А. В. Вальдман. Крупицкого можно назвать одной из самых ярких фигур в борьбе с лженаукой в наркологии. В своей статье «Краткосрочное интенсивное психотерапевтическое вмешательство в наркологии с позиции доказательной медицины» считает кодирование «сциентистски декорированным (наукообразно оформленным) шаманством (СДШ)», выделяя следующие виды шаманизма: фармакологическое (вшивания, вливания разнообразных препаратов), инструментальное (иглоукалывание, акупунктура и т. д.), психотерапевтическое (25-ый кадр, зомбирование на трезвость и т. д.).

      Крупицким было проведено исследование феномена СДШ в наркологии. С помощью специального структурированного клинического интервью были обследованы 117 больных алкоголизмом в возрасте от 20 до 64 лет, получавших терапию в наркологическом стационаре. Длительность заболевания составила 13±0.68 года. У 34% больных «шаманские» процедуры в лечении не применялись, 66% эпизодически прибегали к тем или иным методам воздействия. Таким образом, оказалось, что двух из трех больных алкоголизмом лечили с применением методов СДШ. Среднее количество «шаманских» процедур на одного пациента, участвовавшего в опросе, равнялось трем. Среднее количество обращений в клинику также равнялось трем. По показателям суммарной длительности ремиссий группы больных, которых лечили с применением «шаманизма» и без использования такового, статистически достоверно не различались. Таким образом, вопреки общепринятым представлениям, процедуры CДШ не увеличивают длительности ремиссий. Более того, количество клинических признаков, по которым за время использования для лечения «шаманских» процедур отмечалась отрицательная динамика, достоверно коррелировала с количеством проведенных процедур, что указывало на прогрессирование заболевания. После 3–4 процедуры 72% больных не были удовлетворены процедурами СДШ [3].



Заключение

      Кодирование представляет из себя чистой воды обман. Возможно, некоторым больным данный тип «лечения» помогает, оно является относительно доступным и двигает медицинскую экономику. Однако это не что иное, как мошенничество, намеренный обман, введение в заблуждение больного человека. Алкозависимый направлен по ложному пути и странствует от одного шарлатана к другому, в то время как болезнь лишь прогрессирует.



Источники

1. Altun, G., Altun, A. & Erdogan, O. Cardiovasc Drugs Ther (2006) 20: 391. https://doi.org/10.1007/s10557-006-0493-8

2. "Краткосрочное интенсивное психотерапевтическое вмешательство в наркологии с позиций доказательной медицины", Неврологический вестник, 2010, т. XLII, N 3, стр. 25

3. Применение плацебо в постсоветском периоде: гносеология и значение в лечении алкоголизма в России. Часть I и II
Е Райхель - Неврологический вестник, 2010

4. Вклад А.Р. Довженко в мифологизацию отечественной наркологии. Предпосылки, практика, анализ и последствия, Наркология № 10. 2014. С. 94 – 102., Автономов Д.А.

5. Пятницкая И. Н. Пить — значит не быть // Монография — М., 1987. — C. 137-139.

6. Патент SU 1165392 A. Способ А. Р. Довженко лечения хронического алкоголизма.




Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.